Конец близок

Время публикации: 31.10.2013 19:55 | Последнее обновление: 01.11.2013 11:41

Не то беда, Авдей Флюгарин,
Что родом ты не русский барин,
Что на Парнасе ты цыган,
Что в свете ты Видок Фиглярин:
Беда, что скучен твой роман.

Эпиграмму Александра Сергеевича Пушкина вы, наверное, помните еще со школьных времен.

Авдей Флюгарин — один из псевдонимов Фаддея Венедиктовича Булгарина, писателя, журналиста и издателя пушкинской поры.

Пушкин именует Булгарина Видоком, как звали главу парижского сыска. Это намек на услуги, оказывавшиеся Булгариным III Отделению Его Величества Императорской канцелярии, как назывался тогда Комитет государственной безопасности. Такого рода занятие в старые времена считалось делом предосудительным, а сотрудничавших с III отделением откровенно презирали.

Пушкин не всегда так относился к знаменитому издателю и журналисту: еще за несколько лет до появления эпиграммы поэт писал Булгарину: «Вы принадлежите к малому числу тех литераторов, коих порицания или похвалы могут быть и должны быть уважаемы».

Правда, тогда же в кругу друзей Пушкин говорил, что «если встретит Булгарина в переулке, раскланяется и даже иногда поговорит с ним, но на большой улице у него не хватит храбрости».


* * *

Роли шахмат в жизни Пушкина я уже касался, но и для Фаддея Булгарина тоже не была безразлична наша игра. В его творчестве можно найти немало сравнений, исторических экскурсов и ссылок на шахматную тему.

«Старые полководцы, привыкшие воевать по правилам, точно так как играть в шахматы, вопили противу стратегической ереси и всегда почти были разбиваемы. Они думали, что если армия обойдена, поставлена между двух крепостей и проч. и проч., то сие значит, что она побеждена, что ей сделан шах и мат и что должно уступить с поля. Французы говорили: надобно идти вперед, драться и пользоваться всеми удобствами; делали, как говорили, - и побеждали. Явился Суворов в Италии и вместо того чтобы заставить бороться старые предрассудки с новыми действительными средствами, воспользовался оными - и победил. Не то ли бывает и в словесности? Кто покоряет сердца читателей, кто нравится невольно всем, - тот истинный поэт, к какому бы роду ни принадлежали его произведения. Таким образом я думаю об А. Пушкине».

Отрывок из рецензии Фаддея Булгарина на поэму Пушкина «Бахчисарайский фонтан» - далеко не единственный в творчестве Булгарина, где встречаются шахматные мотивы.


* * *

Фаддей Венедиктович Булгарин обладал цепкой памятью, наблюдательностью, бойким пером, нюхом на сенсацию, прекрасно  чувствовал толпу и ее литературные предпочтения. Родоначальник жанра массовой литературы в России Булгарин первым начал размещать рекламные объявления в издаваемых им журналах. Николай I именовал Булгарина «королем Гостиного Двора», как назывались и называются по сей день торговые ряды в Петербурге. Авантюрист, предприниматель от литературы, негоциант и циник, Булгарин сам не скрывал этого. Цитируя Грибоедова, он писал: «Да “умный человек не может быть не плутом”, — этот стих можно взять и наоборот».

Полвека назад Корней Чуковский писал о Булгарине как о «пресловутом мракобесе и реакционнейшей фигуре той эпохи». Не знаю, что говорят о нем сегодня на школьных уроках литературы, ведь многие качества Булгарина в начале XXI века являются необходимыми для успеха в любой деятельности. Сотрудничанье с госбезопасностью? Эка невидаль! Извлечение выгод из непритязательных вкусов публики? Из рекламных объявлений? Эффективный менеджер!

Но даже безотносительно к изменившимся сегодня взглядам на моральные принципы, очевидно - Булгарина нельзя рисовать только черными красками. Пусть после поражения декабристов издатель резко изменил взгляды, заняв полностью официальную, монархическую позицию, он же с риском для себя спас архив Рылеева, хлопотал за братьев Бестужевых, позже - за Адама Мицкевича.

Лермонтовский «Герой нашего времени» не имел поначалу успеха у публики. Первым, кто высказался положительно о романе, был Булгарин. Он оказывал помощь и начинающему провинциалу - Николай Гоголь первые серьезные гонорары за свои публикации получил именно от Фаддея Булгарина.

Когда Грибоедов в 1826 году находился под арестом, Булгарин пересылал поэту книги и деньги. Уезжая в последний раз на Восток, Грибоедов оставил издателю свою знаменитую пьесу, написав: «"Горе" моё поручаю Булгарину. Верный друг Грибоедов. 5 июня 1828 года».

Скучный роман, упомянутый Пушкиным в эпиграмме - «Иван Выжигин», но этим романом, как и другими произведениями Булгарина, зачитывалась вся Россия. Неслыханный по тем времена тираж книги (7000 экземпляров) разошелся очень быстро, и скоро потребовались переиздания. Первым русским романом, появившемся на иностранных языках, был тоже «Иван Выжигин». Все это факты, а факты не перестают существовать, если ими пренебрегают.

В Энциклопедическом словаре Брокгауза за 1832 год о Булгарине писали как о «величайшем русском писателе», называя Пушкина «многообещающим поэтом».

Время рассудило по-другому. Если имя Александра Сергеевича Пушкина известно каждому, кому дорога российская словесность, Булгарин забыт напрочь, и только пушкинская эпиграмма вспоминается сегодня, если речь заходит о популярном когда-то писателе и издателе.


* * *

Говорил уже, повторюсь: в литературе в частности и в искусстве вообще успех сплошь и рядом зависит от целого ряда вторичных факторов - хороших отношений с издателем, директором, режиссером, менеджером или женой менеджера, знакомством с рецензентами, личной харизмы и умения потрафить вкусу массовой публики. Всего этого нет в шахматах, где имеются объективные оценки, не позволяющие создавать искусственных авторитетов и ложных кумиров.

Кому-то может нравиться или не нравиться стиль Петросяна, но никто не назовет выдающегося чемпиона раскрученной пустышкой, в отличие от его тезки на эстрадных подмостках.

Можно рассуждать, почему Z не удалось добиться успеха, по какой причине X или Y не показали всего, что от них ожидали, но с бесстрастными таблицами шахматных турниров не поспоришь.

В шахматах нет дутых имен; можно выиграть в сеансе одновременной игры, выполнить норму, попасть однажды в команду, блеснуть в отдельном соревновании, но на этом все закончится. Шахматы - жестокое, но честное занятие: если кто-то и добился случайного успеха, постоянно делать этого не удастся.

И еще. Если в исполнительском искусстве, музыке, литературе можно продолжать успешную карьеру, опираясь на уже «сделанное» имя, в шахматах невозможно почивать на старых заслугах. Благодаря репутации, рейтингу, возрасту, наконец, можно получить приглашение на турнир, выбить грант, заключить выгодный контракт, но чего стоит шахматист на самом деле, надо доказывать единственно и только – в единоборстве за доской.


* * *

У основоположника жанра фантастики в отечественной словесности Фаддея Венедиктовича Булгаринa было замечательное предчувствие будущего. В повести "Правдоподобные небылицы, или Странствование по свету в двадцать девятом веке" можно найти описание дирижаблей и скоростных самолетов, подводных лодок и УЗИ-аппаратуры, предсказание грядущей глобализации, создание Организации Объединенных наций и Международного Суда, даже возведение огромного обелиска в Петербурге.

Останавливается взгляд и на другом, не менее любопытном прогнозе писателя. Напомню: дело происходит в конце третьего тысячелетия.

«Хозяйка сказала несколько слов на неизвестном мне языке, но, увидев, что я не понимаю, спросила по-русски, неужели я не говорю по-арабски. “Нет, - отвечал я, - в наше время весьма немногие учёные занимались изучением сего языка”.
“Это наш модный и дипломатический язык, - сказал профессор, - точно так же, как в ваше время был французский. (...) Французский же язык в наше время есть то же, что у вас был чухонский, а богатый, звучный и гибкий арабский язык заступил место французского”»

В 1828 году Фаддей Булгарин, написал небольшую повесть «Сцена из частной жизни в 2028 году от Рождества Христова». В ней Булгарин не стал замахиваться на времена столь отдаленные и описал Россию, какой она станет, по его мнению, двести лет спустя.

К сожалению, в повести не сказано ни слова о шахматах. Может быть Булгарин знал, что Пушкин, с которым они были на ножах, интересовался этой игрой, и просто не хотел доставлять удовольствие своему хулителю.

Жаль! Любопытно было бы увидеть шахматы 2028 года глазами столь далеко смотрившего вперед предсказателя.

Поскольку вы, скорее всего, давно не перечитывали Булгарина, предложу вашему вниманию маленький отрывок из этой повести.

«Через двести лет Россия будет неслыханно процветать: русские сукна и полотна известны во всем мире, русские вина мгновенно раскупаются, мы научились добывать и обрабатывать полезные ископаемые, не продавая сырье иностранцам, господствует всеобщее просвещение и самое честное правосудие; слово "взятка" известно только из словарей и художественной литературы».

И еще одна цитата из Фаддея Булгарина:

«Проезжайте всю Россию вдоль и поперёк, вы не услышите слова «взятки». Берут, но умно, дают ещё умнее... Ведь в провинции все смотрят друг на друга вороньими глазами».

Так как речь в повести Булгарина идет о 2028 годе, ждать осталось всего ничего. Для автора взятие планки, казавшейся когда-то совершенно заоблачной, стало при счастливом (или несчастном?) стечении обстоятельств маловероятным, пусть теоретически и возможным.

Вы же, конечно, собственными глазами увидите сбывшиеся предсказания прозорливого пушкинского современника. Счастливцы!


  


Смотрите также...