Если делать, то по-большому!

Время публикации: 29.11.2014 16:54 | Последнее обновление: 29.11.2014 16:58

В предыдущем тексте речь шла об экспериментах, проводившихся в голландском Хоговейне в октябре этого года. Вы помните: браслеты, надевавшиеся гроссмейстерами перед туром, регистрировали частоту сердцебиений во время партии как реакцию на те или иные перемены на доске.

Баадур Джобава, согласившийся на регистрацию этих показаний, резонно заметил, что значительно интереснее было бы наблюдать за подобными изменениями в рапиде или блице (в Хоговейне партии игрались с классическим контролем).

Такой эксперимент был проведен совсем недавно. О нем рассказали  аргентинские ученые Мариано Хулиано Лерпоне и Мариано Сигмана на сайте ChessBase. Аргентинцы измеряли частоту сердцебиений во время 15-минутных партий. Некоторые их выводы очевидны, например: «сердце начинало биться сильнее после ошибки соперника или собственной, в то время как перед “нормальными” ходами удары сердца оставались ровными, порой даже замедлялись».

Поразительным оказалось другое: сердцебиение ускорялось за несколько секунд до принятия фатального решения, а ускоренный ритм сохранялся даже после ошибочного хода, когда сделавший этот ход еще не подозревал о его ошибочности. Другими словами, мозг регистрировал зевок еще до того, как роковое решение было принято.

Здесь есть над чем задуматься. Феномен этот известен в психологии, например, в теории Джеймса-Ланге, несущей в себе парадоксальную гипотезу: если отсечь от эмоции ее внешнее проявление, от эмоции вообще мало что останется. Иначе говоря, мы плачем не потому, что опечалены, но впадаем в грусть, стоит лишь нам заплакать или даже нахмуриться.

Аргентинские ученые полагают, что от грубых ошибок можно избавиться, прислушиваясь к собственному серцебиению. Если оно ускоряется, проверьте, не собираетесь ли вы зевнуть. Любопытно. Даже если вы играете в шахматы на любительском уровне, попробуйте как-нибудь понаблюдать над собой. Но ежели вам не по душе подобные вслушивания в себя во время игры, старинный рецепт доктора Тарраша – «сидеть на руках», дабы избежать импульсивно принятого решения, тоже никто еще не отменял.


«Шахматный учитель Германии д-р Зигберт Тарраш»


* * *

Состояние нервной системы, умение распоряжаться своими эмоциями играет для шахматиста не меньшую роль, чем знание дебютных вариантов или высокая техника эндшпиля.

Вспоминаю, как один очень сильный гроссмейстер, принимавший  даже в конце семидесятых годов участие в кандидатских матчах, после каждого хода буквально срывался с места и бежал в туалет. С лица гроссмейстера во время игры не сходило страдальческое выражение.

Он же, для поддержания себя в боевом состоянии, задолго до появления на мировой арене китайцев, постоянно втирал в виски тигриный бальзам; участники, проходя мимо его столика, многозначительно улыбались и втягивали носом воздух.

N так нервничал, что однажды, отыграв несколько туров в Вейк-ан-Зее, за завтраком упал в обморок, потом еще раз, и еще - уже во время тура. В конце концов он вынужден был выбыть из соревнования. Оставшись в Вейке до конца турнира и превратившись в зрителя, N избавился от ежедневной нервотрепки и, являя собой само спокойствие, мог часами с удовольствием анализировать с участниками закончившиеся партии.

Михаил Моисеевич Ботвинник говорил: «Спокойствие – далеко не декоративная вещь; у меня лично голова работает хорошо лишь тогда, когда я спокоен... Я стараюсь играть спокойно, не давая воли своим нервам, а этого далеко не просто добиться».

Правда, пульс во время партии у себя Ботвинник не измерял. Это частенько делал другой чемпион мира – Тигран Вартанович  Петросян. Я уже писал о его партии с Фишером из турнира претендентов.

ФИШЕР - ПЕТРОСЯН

В позиции на диаграмме Петросян сыграл 35…h5 и предложил ничью, которая  была принята. Вместо этого напрашивающееся 35…e5 приводило к крайне неприятному для белых эндшпилю: они приговорены к пассивной защите. Петросян говорил потом, что «перед тем, как сделать ход 35…h5, я проверил под столом пульс. Обычно он у меня 65-70, тогда же пульс достигал 140 ударов в минуту».

Тигран Вартанович вспоминал  и первую партию матча с Борисом Спасским (1966), где мог выиграть пешку, но увидел это слишком поздно: «сделав ход, я незаметно под столом измерил пульс: он доходил до 140 ударов в минуту».

СПАССКИЙ - ПЕТРОСЯН

Вместо 30...Qc6 Петросян мог сыграть 30...Qd1+ 31.Ka2 Qg4 (или 31.Qc1 Qd4), выигрывая пешку.

«Меня называли Железным Тиграном, но никто кроме меня не знает, что мне стоило сохранять самообладание, - признался однажды Петросян. - Помню, как в 1961 году после решающей победы в цейтноте я не мог восстановить запись партии – дрожали руки. С тех пор я всегда ношу с собой на игру валидол».

Еще одним подтверждением того,  что спокойствие и самоконтроль зачастую играют бóльшую роль, чем знание, класс или многомесячная подготовка, явилась шестая партия недавнего матча на мировое первенство. Одноходовый зевок Карлсена и быстрый ответ Ананда, прошедшего мимо своего счастья, решили фактически судьбу чемпионского звания.

Не стану философствовать на тему – как сложилась бы шахматная история, если бы Ананд заметил элементарный тактический удар, но нельзя не вспомнить и старину Лейбница: «Все что случается, имеет на то причину и потому происходит так, а не иначе».


* * *

Опыты, проводившиеся в Хоговейне, мало о чем говорят. Если уж проводить такого рода эксперименты, это следует делать обстоятельно и всесторонне. Здесь я полностью на стороне журналистов из, по-моему, «Комсомольской правды», давших еще в советское время над газетным разворотом гигантскую шапку: ЕСЛИ ДЕЛАТЬ, ТО ПО-БОЛЬШОМУ!

Говорят, тогда всю редакцию разогнали. Подумалось: какой заголовок должны дать в этой существующей еще сегодня газете, чтобы редакция подвергнулась той же участи? Может, попробовать начать с лозунга "Героям слава!"? Или с набирающей популярность кричалки, отображающей плюрализм мнений в сегодняшней России: "Слава Киевской Руси - Новороссия, соси!". Впрочем, не буду отклоняться от темы.

Обстоятельное исследование, правда, не связанное с шахматами, затеяли совсем недавно голландские ученые. Все время, пока известный писатель Арнон Грюнберг сидел за ноутбуком, на его голову был надет шлем с вмонтированными в него различными датчиками и электродами.

Ученые хотели узнать, как ведет себя мозг и каковы эмоции писателя, когда тот занят творческой работой. Выводы, полученные после двух недель интенсивных наблюдений, оказались неожиданными: сердцебиение и другие показатели оставались на одинаковом уровне, описывал ли автор сцены насилия, любовные, трагические или сентиментальные.

«Меня не удивило, что экспериментаторы пришли к выводу, что процесс творчества у меня сугубо когнитивный. В конце концов эмоция тоже находит свое зарождение в мозгу. – говорит Грюнберг. – Знаю, что мои эмоции очень часто являются следствием моего хаотичного мышления. Такое мышление в шахматах приводит к ошибкам, ведущим к поражению».

Хотя при написании текста и игре в шахматы речь идет об интенсивной мозговой деятельности, процессы эти различны. Если при создании литературного произведения может присутствовать подъем, вызывающий процессы, попадающие под лирический термин «вдохновение», в шахматах имеет место еще и колоссальное нервное напряжение.

Грюнберг добавляет, что «в шахматах сегодня машина побеждает человека. С языком сложнее, потому что если в шахматах речь идет о мириадах возможностей, в языке их все равно больше. Хотя, - тут же оговаривается писатель, - не исключено, что лет, к примеру, через пятьдесят ИБМ выиграет Нобелевскую премию по литературе за книгу, написанную программой Дип Маджик Реализм II».

В продолжение исследования ученые решили предложить желающим прочесть новеллу, написанную Грюнбергом, тоже надев на себя шлем с различными датчиками. Процедура чтения, в которой могут принять участие 350 добровольцев, будет проведена в декабре этого года в библитотеке Амстердамского университета.

Весь процесс займет около двух часов, после чего участнику эксперимента можно будет самому взглянуть на показания датчиков, регистрировавших реакцию его мозга и биение пульса.

Если не забуду, загляну в библиотеку и результаты непременно доложу посетителям сайта.


  



Смотрите также...

  • У людей сердца стучат -
    Почему ж они молчат?
    Ведь это так интересно,
    это так интересно.

    Советская лирическая песня

    В начале шестидесятых годов прошлого века в Ялту, где проводился чемпионат студенческого общества «Буревестник», нагрянули сотрудники шахматной лаборатории при Всесоюзном Научно-исследовательском институте физической культуры (ВНИИФК). Возглавлял лабораторию Владимир Алексеевич Алаторцев, и трудилось там около десятка человек.

  • Накануне мы сообщали о блицтурнире, проведенном в Сан-Франциско после основного соревнования. Победитель в блице так и не был выявлен, а вот главный приз основного турнира San Francisco GM Invitational 2014 все-таки достался Михаилу Гуревичу.

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • Турнир 1936 года в Ноттингеме был одним из самых знаковых в прошлом веке. Вспоминает один из победителей его Михаил Ботвинник: «Долгое время чемпион мира Эйве был лидером, и я еле поспевал за ним. В этот критический момент состязания Ласкер неожиданно пришел ко мне в номер.


    Эмануил Ласкер на турнире в Ноттингеме (1936) представлял Советский Союз

  • Москва, вечер пятницы. Конец 12-го тура соревнования претендентов.

    М.МАНАКОВА: ...А как оцените эндшпиль Свидлер – Гири?

    В.ТОПАЛОВ: Я думаю, ничья, конечно.

    М.ДВОРЕЦКИЙ: Ну конечно. У Гири там опять был солидный перевес, но он, как всегда начал всё упрощать, меняться.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Увидел на каком-то российском сайте объявление: «требуются девушки б/к». Мне была знакома только аббревиатура б/у – «бывший в употреблении», а с подобным сочетанием я столкнулся впервые.

    Когда мне разъяснили, что б/к означает «без комплексов», приняв это к сведению, подумал еще, что одно вытекает из другого: вряд ли девушки б/к не были раньше девушками б/у.

  • М.ЮРЕНОК: Веселин, вы выиграли турнир. Я поздравляю вас.

    В.ТОПАЛОВ: ?

    М.ЮРЕНОК: Вы поделили первое место, но получите кубок, мне сказали.

    В.ТОПАЛОВ: А-а...

    М.ЮРЕНОК: Потому что у вас коэффициент лучший.

  • Г.СОСОНКО: Вот подошел к нам тринадцатый чемпион мира Гарри Кимович Каспаров, который смотрит на позицию каталонского начала. Сильвио Данаилов в сравнении интервью [Сутовского] зачем-то привел фамилию Чурова. Я, честно говоря, не понимаю, о ком идет речь.

    Е.СУРОВ: Гарри Кимович, вот Генна Сосонко не понимает, о ком идет речь. Вы знаете, кто такой Чуров?

    Г.КАСПАРОВ: Оторвались от народа?

  • Так как был не совсем корректен в формулировке инцидента в Алматы, чем вызвал жаркую полемику, не щадящую ни меня конкретно, ни здравый смысл вообще, то решил написать более подробно - как всё назревало, и что произошло в партии 9.1…

    Но перед тем как описать историю более подробно, решил поделиться некоторыми мыслями, которые зародились ещё при моём ознакомлении с реальностью мира шахмат.