Маир Мамедов: "Случилось то, что бывает раз в сто лет"

Время публикации: 14.05.2011 10:29 | Последнее обновление: 14.05.2011 10:29

Г.СОСОНКО: Мы рады приветствовать в пресс-центре вице-президента Азербайджанской шахматной федерации, главу «SOCAR» в Грузии, главного спонсора этого турнира, европейского чемпионата среди женщин в Тбилиси Маира Мамедова. Маир, приветствую вас. Маир только что вернулся из Казани, где играются претендентские матчи. И, к сожалению, азербайджанские шахматисты выбыли после четвертьфинала: и Мамедъяров, который проиграл Гельфанду, и Теймур Раджабов, который…

М.МАМЕДОВ: Драматически проиграл…

Г.СОСОНКО: Драматически проиграл…

М.МАМЕДОВ: Случайно проиграл!

Г.СОСОНКО: Случайно проиграл Крамнику. Какое впечатление? Как складывалась борьба в обоих матчах?


Video streaming by Ustream

М.МАМЕДОВ: Лучше, чем вы комментируете, я, конечно, не скажу. Скажу только то, что Шахрияр, наверное, где-то перегорел, где-то матчевую тактику выбрал неправильную. Хотя, шахматная подготовка позволяла ему пройти Гельфанда, я так думаю. В первой партии, как бы Борис Гельфанд впоследствии не говорил, позиция в какой-то момент была проиграна. Просто в какой-то момент Мамедъяров перестал пожинать плоды всей предыдущей работы и позволил Гельфанду спокойно свести партию к ничьей. Какая-то пассивность на него накатилась. Вы знаете момент, когда это случилось – ход шахматной борьбы вы видели, помните прекрасно. И в дальнейшем уже матч шел, грубо говоря, под диктовку Гельфанда. То есть, под внутреннюю психологическую диктовку. И Шахрияр в третьей партии проиграл, в четвертой уже ничего не имел. Финальная позиция тоже была, скажем так, не в его пользу, но, тем не менее, была зафиксирована ничья, которая позволила Гельфанду выйти в полуфинал.

Г.СОСОНКО: Можно сказать, что заслуженно Гельфанд выиграл где-то.

М.МАМЕДОВ: Да. Там чисто шахматная борьба была. Никакие люстры не падали, как Раджабов впоследствии сострил, и никаких отложенных блицев не было. Нешахматных вопросов не было.   

Г.СОСОНКО: Ну, а во втором матче – Крамника с Раджабовым – мы сами все это видели, конечно…

М.МАМЕДОВ: Была долгая, изнурительная борьба, играли, я думаю, Крамник против Крамника. Мне кажется, психологическая борьба – я настаиваю на том процентном соотношении, которое я называл до начала борьбы – со счетом 51 на 49 была выиграна Теймуром Раджабовым. Потом были рапид-партии, где только в первой Теймур имел определенные проблемы, а в остальном все шло по той же накатанной схеме. Кто-то сострил (уже не помню кто, там остряков хватало), что если бы они вдвоем вернулись из комнат отдыха, то не сразу разобрались бы, кто каким цветом играет. Потом настало время блица. Я думаю, что к блицу перейти меньше всего желал Крамник, а Теймур находился, скажем так, в нормальном состоянии. Первая же блиц-партия показала, что он хорошо подготовлен, и вообще он играет блиц хорошо. За восемь секунд до конца он нашел этот выигрывающий удар (помните, Nxh6, и так далее), и партия закончилась красивой атакой. А во второй партии случилось…

Г.СОСОНКО: То, что случилось.

М.МАМЕДОВ: То, что случилось. То, что бывает раз в сто лет, раз из миллиарда случаев. Именно в тот момент, когда это должно было случиться, потому что секундой раньше, секундой позже – это уже не имело бы смысла. И оно случилось. Назовем это случайностью.

Е.СУРОВ: Как сказал Крамник в одном из интервью, наверное, в ту минуту кто-то наверху захотел, чтобы именно он оказался в полуфинале.

М.МАМЕДОВ: Да, вот «кто-то наверху» - я тоже настаиваю на этой формулировке.

Г.СОСОНКО: А что вы имеете в виду? Каждый из вас, может быть, имеет в виду разные направления «вверху».

М.МАМЕДОВ: На самом деле, наверное, это так и было. И потом было масса непонятного. Во-первых, организаторы не знали, как быть с этими часами, которые поломались в самый неподходящий момент.

ГОЛОС ИЗ ЗАЛА: В музей…

М.МАМЕДОВ: Да, эти часы заслуживают быть сданными в музей, я с этим согласен совершенно. Начали лихорадочно рыться в Regulations и выяснили (к разочарованию некоторых людей), что партия не должна переигрываться, а должна продолжаться. Прошло минут двадцать, пока часы устанавливали, читали Regulations, бегали туда-сюда, и вообще один из соперников почти постоянно был на сцене, а другого никто не видел, где он находится, что тоже недопустимо. Короче, получился какой-то…

Г.СОСОНКО: Сумбур вместо музыки.

М.МАМЕДОВ: Да, да. Любой профессионал знает логику, психологический фон, внутреннюю динамику блицевой борьбы. Теймур был на подъеме, скажем так, и это было связано только с шахматами, исключительно с его шахматной силой. В этот момент произошла остановка, которая… На этот счет тоже оценки диаметрально противоположны. Все думали, что это выгодно той стороне, которая в конечном итоге оказалась победителем, а вот Владимир Борисович Крамник считал, что это было выгодно Раджабову, видите ли. Я в последний раз такую формулировку слышал в 1985-м году, когда Карпов утверждал, что при счете 5-3 остановка матча была на пользу Каспарову, а не ему. Один к одному. Ассоциация невольно возникает. Но оказалось, что это все-таки выгодно Крамнику – он за 14 секунд до конца нашел правильный план игры и свел ту партию к победе. А Теймуру, который предвкушал уже выход в полуфинал (и не без оснований предвкушал), тяжело было перестроиться в этот момент. Ну, об этом не надо долго говорить. Надо быть каким-то гениальным психологом, чтобы красочно описывать ту драму, которая с каждым происходила. Мы знаем, у кого какое состояние было и во что это превратилось после той драматической остановки. Потом мы обсуждали с организаторами, как быть дальше, что тоже логично, потому что логический ход борьбы нарушен. И вообще был организационный недочет, когда одни играли блиц, другие - рапид, на одной сцене. Грищук с Ароняном потом жаловались, что им мешали. И правильно жаловались. Пока мы обсуждали, вдруг видим, что 8-9 ходов уже сделано, разыграна староиндийка. Теймур, наверное, поспешил сразу сесть. Надо было успокоиться и вообще думать, как обустраивать жизнь дальше.

Е.СУРОВ: А перерыв между партиями какой был вообще по регламенту?

М.МАМЕДОВ: По блицу перерыв между партиями 5-10 минут.

Е.СУРОВ: То есть, минут через пять они сели играть, да?

М.МАМЕДОВ: Да, пока мы обсуждали, как быть. Те люди, которые принимали или могли принимать решения, думали, что произошло нечто из ряда вон выходящее, и надо что-то предпринимать. Нельзя отправлять играть одного с обрезанными крыльями, а другого – с приделанным дополнительным мотором. Потому что вся эта ситуация была искусственно создана, это не ход шахматной борьбы. Случайно или не случайно – неважно.

…И мы видим, что они продолжают борьбу. Естественно, староиндийка. Как они оба утверждают, в какой-то момент Крамник предложил ничью, Тимка посчитал свою позицию перспективной и отказался от ничьей. И дальше он проиграл, хотя тоже не обязан был проигрывать, позиция была нормальная. И последняя партия – это уже не шахматы.     

Е.СУРОВ: Что все-таки в сухом остатке?

М.МАМЕДОВ: В сухом остатке – я увидел другого Раджабова. Я очень оптимистично смотрю в будущее. Я уверен и в Шахрияре. Там, хотя радом с ним был Элизбар Убилава, он очень опытный человек, но все-таки, какие-то ошибки были допущены именно в матчевой стратегии и тактике борьбы. В самой шахматной подготовке он проделал большую работу, и это обязательно скажется. А Теймур вообще поднялся на другой уровень. Вы видели, как он вел себя на пресс-конференции? Так способен вести себя только большой человек. Действительно большой человек, не большой шахматист. Что тоже поразительно. Я очень доволен увиденным. Он сейчас сидит, конечно, анализирует, что произошло. Мы все понимаем, что произошло.

Г.СОСОНКО: Вы знаете, что он попал сегодня в автомобильную катастрофу…

М.МАМЕДОВ: Нет, это Шахрияр. Легкая катастрофа. Он вообще лихач… Слава богу, все нормально. Я пытаюсь с ним связаться, но пока не получилось.

Г.СОСОНКО: Судя по всему, он отделался легким испугом.

Е.СУРОВ: Это лошадь отделалась легким испугом!

М.МАМЕДОВ: 07-я отделалась легким испугом! Там 07-я была.

Е.СУРОВ: Спасибо, это был Маир Мамедов.

Фото - Карло Топуридзе


  


Смотрите также...