Идиоты и политики

Время публикации: 19.05.2019 12:03 | Последнее обновление: 19.05.2019 12:31

На проведенных в Голландии 21 марта выборах учрежденная только несколько лет назад партия «Форум за демократию» по полученным мандатам сразу стала второй в стране. Оглушительный успех! Этот факт явился еще одним подтверждением резкого крена вправо во всем мире: партия «Форум за демократию» – очень, очень правая.

Что значит правая? Считающаяся безоговорочно правой, партия в очень многих вопросах имеет одинаковые точки зрения с… самой левой партией Нидерландов – Социалистической партией (SP). Так же как в любви, в политике очень часто сходятся противоположности. Самый яркий пример - из двадцатого века, когда отношения стран с самым левым и самым правым режимами были вполне дружескими (даже если закончились кровопролитной войной).

Пункты программы голландского «Форума» во многом противоречивы. Глава партии молодой политик Тьери Бодет (1983) говорит о «вышедшей из под контроля иммиграции, включающей в себя людей из совершенно других культур, чуждых  европейской цивилизации, создавшей самую красивую музыку, литературу и архитектуру. Если не будут приняты жесткие меры о запрете иммиграции из стран Востока, Западная Европа развалится, как развалился в свое время Рим».

С этим трудно не согласиться, но глава партии идет много дальше. Одно из любимых выражений его, так же как лидера Национального фронта Франции Марины Ле Пен - бореальные страны.

Хотя Бодет, ссылаясь на скандинавскую мифологию, утверждает, что «бореальный» означает просто-напросто «северный», его противники говорят, что политик лукавит, и что на самом деле он имеет в виду нечто другое. Именно - «арийские страны», «арийцы».  Понятие, получившее после Второй мировой войны в высшей степени зловещий привкус.

Тьери Бодет  встречался с несколько раз приезжавшим в Нидерланды Александром Дугиным, которого не надо представлять российским читателям, более-менее интересующимся политикой. На многие вопросы развития Европы они имеют схожие взгляды.


Тьери Бодет (слева) и Александр Дугин (справа) на конференции в Амстердаме (2018).

Некоторые политологи полагают, что формулировки ряда текстов Дугина близки идеям Третьего Рейха, вплоть до прямого заимствования терминологии и стилистики нацистов.

«Воззрения Дугина характеризуются иррационализмом, антисемитизмом и конспирологическим взглядом на историю», - говорят они. Российский политолог не соглашается: «В отличие от Бодета, о котором я самого высокого мнения, те не понимают, что время либерализма изжило себя».

Оба они предлагают немедленно прекратить всякие недружественные действия по отношению к России:  «Запад должен понять, что Крым навсегда  ушел из Украины».

«Что же касается санкций, то они крайне невыгодны для голландского бизнеса, имеющего давние связи с Россией», - добавляет Бодет.

Многие политики Нидерландов считают взгляды главы партии «Форум за демократию» крайне путаными. «Он ратует за выход страны из Европейского содружества, но ведь тогда мы получим состояние, точь в точь напоминающее Брекзит, до решения которого Великобритании еще очень далеко... И как можно не видеть опасность, исходящую от страны, аннексирующей чужие территории, и вместе с тем призывать к укреплению НАТО?»

А представитель партии христианских демократов назвал встречи Бодета с Дугиным оскорблением памяти погибших в авиакатастрофе в 2014 году. Более радикальные охарактеризовали близость их взглядов как «фашистский интернационал».


* * *

Я не останавливался бы так подробно на мало кому интересных особенностях политики Нидерландов, если бы не имя одного сенатора от партии «Форум за демократию».

Это восьмикратный чемпион страны по шахматам Лук ван Вели.

Давно привыкший ничему не удивляться, автор, огорошенный всё же этой новостью, тут же опросил знакомых, более-менее владеющих темой. На вопрос, кто из голландских гроссмейстеров пошел в политику и стал новым сенатором, фамилия ван Вели не была названа никем.

Правда, кое-кто задним числом припомнил, что два года назад его имя уже фигурировало в списке этой партии, но, во-первых, это были какие-то малозначащие локальные выборы, во-вторых, имя ван Вели даже там находилось на непроходном 28-ом месте.

Случаи походов в политику отечественных шахматистов уже бывали. Макс Эйве  баллотировался однажды от небольшой  протестантской партии, не собравшей однако достаточного числа голосов. Имя Яна Тиммана лет сорок назад тоже мелькало в списке какой-то левой партии, а Джона ван дер Виля - в кандидатском списке партии сеньоров. Но быть выбранным? К тому же в Сенат? Нет, это нечто другое.

Слово «сенат» происходит от латинского «senātus», в свою очередь имеющего в своей основе слово «senex», старик. В Голландии это в общем-то соответствует действительности: в Сенате страны многие перевалили за семьдесят, большинство - за шестьдесят.


Заседание Первой палаты – Сената Королевства Нидерландов.

Кое-кто уже на пенсии, другие совмещают свои сенаторские обязанности с профессорством в университетах, высокими постами в юридических конторах, банках, бизнесе. Несмотря на то что Луку ван Вели уже сорок шесть, он станет в Первой палате одним из самых молодых.

Умолчим уж о необычном роде деятельности нового сенатора: профессиональных шахматистов в Первой палате раньше точно не было. Но раньше много чего не было. «Не было так будет!» - сказал однажды Давид Ионович Бронштейн, пусть и по совершенно другому поводу.

Комментируя свое избрание, Лук заметил: «Я раздумывал – не сделать ли мне камбэк в шахматах, но теперь сомневаюсь, получится ли…»

На самом деле занятие это не очень обременительное - работа сенатора ни для кого не является основной. Первая палата утверждает законопроекты, принимаемые парламентом - Второй палатой, - на основании состава которой и формируется правительство во главе с премьером. Сенат почти никогда не отклоняет эти законопроекты, иногда отправляет на доработку, но главным образом - обсуждает. 

Циники (реалисты?) утверждают, что в конечном итоге политика - это кто получает, что получает, когда получает и как получает.

И вас, наверное, занимает вопрос – сколько зарабатывает сенатор в Нидерландах? Секретом это не является. Голландский сенатор получает 30000 евро в год. Каждый вторник сенатор, где бы он ни жил, должен появляться на заседаниях в Гааге. Делать это нетрудно: расстояния в стране плёвые; разумеется, все транспортные, гостиничные и прочие расходы ему оплачиваются тоже.

Как и во многих других странах, Сенат в Голландии является скорее говорильней, и уже сейчас многих занимает вопрос: как будет выглядеть в этих дискуссиях даже не закончивший школы Лук ван Вели.

Несколько лет назад он стал директором традиционного турнира в Хоговейне. Кое-кто воспринял это сообщение с недоумением. Другие - с улыбкой: Ван Вели? Директор? А после его избрания сенатором на одном из сайтов можно было прочесть: «Я еще не слышал никого, так плохо излагающего свои мысли, как директор турнира в Хоговейне. Короткие, рубленые фразы, плохая дикция. Как такой человек сможет сформулировать и донести до других свою точку зрения?!»

Но хотя его косноязычие и манера речи, действительно напоминающая акцентированное стаккато, подмечается многими, постепенно все привыкли к Луку в новом качестве. Так что, кто знает, может быть, члены голландского Сената тоже привыкнут к необычному  коллеге, к тому же не обязанному выступать по любому вопросу, да и – будем откровенны – присутствовать на каждом заседании.

Но сможет ли новоиспеченный сенатор в таком обществе прилично вести себя? Ведь он с детских лет имеет репутацию анфан террибля голландских шахматах.

«Ах, если я могу где-нибудь учинить скандал, я делаю это», - говорил Лук в юношеские годы, а недавно признался, что в молодости тоже хотел быть симпатичным, со всеми соглашающимся милягой парнем, но понял, что «с тобой считаются, только если ты не даешь спуска никому».

Он публично нападал на Яна Тиммана как на старичка, давно отыгравшего свою роль в голландских шахматах.

Тимман, правда, не оставался в долгу. «Срать я на него хотел, что каждый день и делаю», - говорил Ян, живший тогда в Амстердаме в доме, где прямо под ним на первом этаже размещался специализированный шоколадный магазин «Ван Вели» (владелец – просто однофамилец).

Лук иронизировал над Йеруном Пикетом, этим чистоплюем, которому он покажет, где раки зимует, потешался над Джоном ван дер Вилем с его псевдоактивным стилем игры; о плотве и карасях шахматного мира и говорить нечего.

Ему не нравился Сосонко в качестве капитана голландской сборной, а о ФИДЕ Лук говорил, что это полностью коррумпированная и некомпетентная организация, в то время как Королевская Федерация шахмат Нидерландов только некомпетентная.

В 1998 году перед началом чемпионата страны Лук поднял большую бучу в прессе, обвинив гроссмейстеров, имеющих две национальности (Ивана Соколова и Предрага Николича), в сидении на двух стульях. Оба боснийца играли в первенстве Голландии, но в  Олимпиадах предпочитали тогда защищать честь своей первой родины.

«Как это возможно, - восклицал Лук, - чтобы национальный чемпион играл в первенстве только из меркантильных соображений? Имеет ли для этих ребят значение титул чемпиона? Да и что Голландии от таких чемпионов?»

Ван Вели настоятельно предлагал им определиться – какую же все-таки страну они представляют, и полемика, выйдя из берегов, перелилась тогда со спортивных на страницы общественной и политической жизни страны.

Говорил об Ананде, когда индиец был чемпионом мира: «Виши – просто рохля, слабак, который всегда боялся да и сейчас боится высказать свое мнение».

Таких стэйтментов Лука можно найти немало, но несмотря на них, ему удается сохранять со всеми вполне пристойные отношения. Причина? Не знаю. Может быть, это происходит оттого, что по-настоящему всерьез его никто не воспринимает: не обижаются же на ребенка, громко сказавшего в обществе – мама. посмотри, какая толстая тётя…

Является ли такое состояние ван Вели естественным, или это манера поведения, которую Лук выработал еще подростком и заигрался так, что она стала его второй натурой? Пища для психологов, как и имя, под которым ван Вели известен в интернетном пространстве: King Loek.

Так или иначе, эпатаж, столь любимый журналистами, - обычная форма выражения его мыслей.

Одно время он помогал Владимиру Крамнику.

«Рабский труд, - прокомментировал Лук это занятие. - Тяжелый, выхолащивающий всю душу. Получаешь задание – проанализировать какой-нибудь дохлый ход, и бьешься над ним долгими часами. Зачастую всю ночь напролет. У меня несколько месяцев потом не проходила головная боль, и я спросил себя и это мое будущее? Я действительно хочу этого?»

Годы шли, возраст приближался к сорока, рейтинг пошел вниз, к тому же в Голландии появилась новая звезда, сверкавшая всё ярче и ярче. Имя этой звезды было у всех на устах: Аниш Гири.

Постепенно шахматы стали для Лука побочным занятием: почти всё свое время он стал отдавать покеру. Лук играл покерные турниры в Европе, но большей частью - в Соединенных Штатах, чаще всего – в Лас-Вегасе.

В июле 2012 года ван Вели прилетел в Америку в очередной раз. На рутинный вопрос о цели визита он честно назвал участие в покерном турнире, добавив зачем-то, что помимо этого собирается давать уроки шахмат.

Клерк в окошечке насторожился: «Уроки? То есть у вас в планах работа? А есть ли у вас рабочая виза?»

Рабочей визы у ван Вели, понятно, не оказалось, к тому же он начал «качать права», заявив с апломбом, что давал уроки и во время своих предыдущих приездов, и никто его ни о чем не спрашивал. Это очень не понравилось задававшему вопросы молодому человеку, и он не поставил штамп в паспорт голландца, а совсем наоборот - вызвал полицейских, надевших на гроссмейстера наручники и препроводивших того в камеру.

На следующий день Лука первым же самолетом выслали обратно, и он стал в Соединенных Штатах персоной нон грата. По возвращении он еще хорохорился, что не менее престижные турниры по покеру проводятся не только в Америке, обещая теперь регулярно посещать Австралию, но до этого дело, насколько я знаю, не дошло.

Когда заходила речь о его достижениях за покерным столом, ван Вели утверждал, что его радует появление кругленькой суммы в миллиончик-другой на своем банковском счету, но это являлось очевидной бравадой.

Недавно он признался, что в общей сложности  находится в покерном минусе, а сумма проигрыша, если посчитать всё, составляет число с четырьмя нулями. («С четырьмя? Всего-то?» - воскликнул какой-то профессиональный покерист, но не будем отклоняться от темы).

Лук – большой любитель быстрой езды. Однажды он вдребезги разбил машину, несясь с какой-то немыслимой скоростью по автобану Германии, спеша на очередной тур Бундеслиги. После аварии мерседес голландца представлял из себя груду металлолома, а счастливчик Лук отделался только несколькими царапинами.

Горячий поклонник клуба PSV из Эйндховена, Лук и сам еще не прочь сыграть в футбол. Что же касается шахмат… Когда у него недавно спросили – кто, по его мнению, является лучшим шахматистом всех времен, он тут же назвал Магнуса Карлсена.


* * *

В свои самые лучшие шахматные времена ван Вели входил в первую десятку мира (2001). Период этот продлился очень недолго. Уже несколько лет спустя на турнирах в Вейке его имя можно было найти только в нижней половине таблицы, случалось, и на самой последней строке.

Понятно, что сегодня возрастному гроссмейстеру с рейтингом в районе 2600 практически вообще невозможно получить приглашение в какой-либо закрытый турнир, но в различных европейских лигах и в опенах Лук сражается до сих пор. Так совсем недавно после едва ли не тридцатилетнего перерыва ван Вели сыграл в мартовском уик-энде в Лейдене (2019).

«Это меня устроит, - сказал он, узнав, что первый приз там составляет 1200 евро. – Скоро я играю в амстердамском покерном турнире, где вступительный взнос составляет именно эту сумму. К тому же на носу сильный опен во Вьетнаме и неплохо было бы разогреться».

Не знаю, улыбнулось ли счастье Луку за покерным столом, но в Лейдене успех сопутствовал Предрагу Николичу, выигравшему у ван Вели в предпоследнем туре.

Во Вьетнаме он играл ни шатко ни валко, отстав от победителя на очко, а что это значит в опенах вообще и в денежном смысле в частности, вы представляете себе.


* * *

Еще Аристотель утверждал, что человек является существом политическим, а в Древней Греции словом «идиот» именовали человека, живущего в стороне от общественной жизни, не участвующего ни в общих собраниях, ни в каких бы то ни было формах демократического управления.

Коллеги ван Вели (и автор этих строк в том числе) не могут припомнить каких-либо разговоров с ним на политические темы.

Спорт – да, машины – да, покер – да, шахматные и бесконечные околошахматные разговоры со звоном и перемыванием косточек – разумеется. Но – политика?

Каким образом ван Вели вообще очутился на этом, казалось бы, далеком от него поприще? Секретом это не является. Один из учредителей и глава партии «Форум за демократию» Тьери Бодет - страстный любитель шахмат.


Тьери Бодет вместе с Йорденом ван Форестом сражается с Луком ван Вели и бургомистром Хоговейна после открытия традиционного турнира (октябрь 2018).

В годы гимназической молодости Тьери был юношеским чемпионом Гарлема, да и сегодня его имя можно найти в рейтинговом списке федерации. Бодет вырос в шахматной семье: и его дедушка, и прадедушка играли немалую роль в шахматной жизни страны.

Поэтому объяснение, что появлением Лука на политической арене мы обязаны исключительно пиететом, испытываемым главой партии к гроссмейстеру, совершенно верно.

Тьери Бодет: «В политике и в шахматах важнейшим является – просчитывать варианты, думать вперед. А это гроссмейстер умеет как никто другой. Именно думать вперед - это то, чего не хватает голландским политикам сегодня, и я надеюсь, что здесь Лук сможет принести нам много пользы».

Несмотря на занятость, Бодет и сегодня старается не пропустить сеансов одновременной игры, проводящихся в Гааге для голландских политиков сразу после окончания турнира в Вейке.


Бодет говорит о том, что для него большая честь играть с индийским гением и о своей любви к шахматам.

Когда 28 марта новые сенаторы были приведены к присяге, один из коллег Лука по партии сказал с гордостью: «В наших рядах есть даже один гроссмейстер».

Быть может, у вас другое мнение по поводу высшего звания в шахматах, но даже в наше время, когда инфляции подвергается всё, включая звания и титулы, для подавляющего большинства слово «гроссмейстер» до сих пор звучит как символ чего-то высокоинтеллектуального.

Ведь если гроссмейстер может просчитать на много ходов вперед на шахматной доске, тем более он сможет принимать мудрые решения и в повседневной жизни.

А что же сам Лук? Когда незадолго до выборов один из шахматных коллег спросил его: «Ты хоть в курсе программы собственной партии?» - «Понятия не имею», - честно признался ван Вели.

Зная свой шесток, он далек от того, чтобы давать советы «как нам обустроить Голландию», тем более, что в одном из многочисленных интервью после избрания в Сенат Лук заметил, что, по его мнению, дела в Нидерландах идут совсем не плохо. Правда, тут же скромно добавил, что хочет сделать их еще лучше…


* * *

«Какие бы слова ни произносились на политической сцене, сам факт появления человека на этой сцене доказывает, что перед нами блядь и провокатор. Потому что если бы этот человек не был блядью и провокатором, его бы никто на политическую сцену не пропустил — там три кольца оцепления с пулеметами».

Пусть политические деятели Нидерландов и не подходят под эти жесткие определения Виктора Пелевина (Ампир V), сказать, что они сделаны совсем уж из другого текста, было бы тоже преувеличением: политика, как таковая, никогда и нигде не являлась институтом для благородных девиц.

Два десятка лет назад членом парламента стал неоднократный чемпион мира по стоклеточным шашкам Харм Вирсма. Он недолго  пробыл в этом качестве и запомнился в основном тем, что его секретарем стал... собственный сын.

Станет ли и Лук ван Вели в политике тоже такой бабочкой-однодневкой? Трудно сказать. Не боги, в конце концов, горшки обжигают, и примеры многих президентов и премьер-министров, в том числе и в XXI веке, являются тому подтверждением.

Да и вся тайна политики состоит в том, чтобы знать, когда солгать, и знать, когда промолчать. Эта старинная формула, которую приписывают маркизе де Помпадур, совсем не потеряла актуальности и в наше время.

Поэтому, если вы, прочтя этот текст, воскликнете: «Я б в сенаторы пошел, пусть меня научат», мы не удивимся, даже обнадежим вас. Учиться здесь особо не надо, это не только не бином Ньютона, но даже не линейное уравнение. Или вы думаете, что баллотирующийся в Европарламент сверстник Лука, представляющий русское меньшинство в Латвии живущий в Риге испанец обладает какими-то особыми качествами? Полноте, это вам не пожар на доске.

Политика едва ли не единственная профессия, для которой не нужно никакой специальной подготовки. Знать кого-то здесь много важней, чем уметь что-то. Впрочем, лучше Агаты Кристи не скажешь: «Впервые я до конца осознала золотое правило жизни, ее неукоснительный закон: всё зависит от того, знаете ли вы нужных людей. От открытого непотизма Востока до слегка замаскированного непотизма Запада, не говоря уже о старых клубных приятелях. Вся жизнь построена на этом».

На вопрос, не собирается ли он идти еще дальше и баллотироваться в законодательный орган Королевства Нидерландов – Вторую Палату, Лук отшучивается: «Ну, если все шахматисты Голландии проголосуют за меня…»

Конечно, в Сенате Луку придется иметь дело с людьми, с которыми у него мало точек соприкосновения, заключать компромиссы, закрывать глаза на то и на это, научиться молчать, словом, делать то, что противоречит его натуре.

Ведь он не раз замечал: «Я говорю то, что считаю нужным, даже если знаю, что это вызовет недовольство людей, думающих по-другому».

Или всё же укатают сивку крутые политические горки? Эти горки укатывали и не таких, к тому же не надо забывать, что ван Вели – глава семьи: он отец двух малолетних детей (жена Лука – международный мастер из Сальвадора Лорена Зепеда, с которой он познакомился в 2012 году на Олимпиаде).

У вечного траблмейкера рано или поздно появится выбор – сказать то, что он думает действительно, или же беспрекословно защищать то, что решила партия «Форум за демократию», его партия.

Но если он научится делать это, мы увидим совсем другого Лука ван Вели, нежели тот, кого знал шахматный мир почти тридцать лет.


  


Смотрите также...