Антон Коробов: "Бадминтон - это круто? Да, безусловно!"

Время публикации: 27.07.2019 09:03 | Последнее обновление: 27.07.2019 09:04

Совсем недавно я узнал, что в нашем зале, в СК “Сырец” (г. Киев), занимается бадминтоном человек, которого можно смело назвать самым колоритным шахматистом Украины.
Оригинал на сайте medium.com

Чемпион Европы по блицу в 2013 году, серебряный призер шахматной олимпиады в Баку 2016 года в составе сборной Украины, победитель турнира по быстрым шахматам на Всемирных интеллектуальных играх 2019 года, один из наиболее титулованных украинских гроссмейстеров, Антон Коробов.

Уже больше 10 лет Антон входит в ТОП-100 шахматистов мира, периодически собирая скальпы мировых звезд. Под “каток” шахматной мысли Антона попали десятки гроссмейстеров, в том числе сам великий и могучий Магнус Карлсен.

Мог ли я пройти мимо и не попросить у Антона поделиться своими мыслями о шахматах и бадминтоне? Нет, я не имел на это права! Вашему вниманию — интервью с Антоном Коробовым о шахматах, бадминтоне и других великих делах!

О БАДМИНТОНЕ

Максим: Антон, спасибо большое, что согласился дать интервью. Я был очень рад узнать, что ты увлекаешься бадминтоном и тренируешься в нашем зале на “Сырце” (г. Киев). Надеюсь, это интервью позволит людям из шахматного мира узнать больше о бадминтоне и наоборот.

Шахматами ты занимаешься уже практически 30 лет, с пятилетнего возраста. А когда бадминтон появился в твоей жизни? Когда ты первый раз взял в руки ракетку?

Антон: Ракетку в первый раз взял в руки, если не брать в расчет пляжные истории, в 2013 году. Если интересно, 21… нет, 22 января 2013 года.

Максим: Конечно интересно, это исключительно “шахматная” деталь. Я думаю, редко кто вспомнил бы конкретную дату.

Антон: Дело было так. У нас была тренировочная сессия в Минске и мой напарник пригласил меня сыграть в бадминтон на велотреке, в ядре которого было размещено несколько бадминтонных кортов.

Я, честно говоря, был далёк от этой игры, то есть именно от игры через сетку. Да, я слышал определенные фамилии людей, связанных с этим спортом… Руди Хартоно, Марк Цвиблер. Но, я никогда не представлял, что это такое. Сыграв впервые — сразу же загорелся.

Вернувшись в Харьков, я попытался найти там место, где можно поиграть. Первые попытки были неудачны. Я потом позвонил одному известному бадминтонисту, не будем называть его фамилию, и он предложил поиграть на стадионе, без сетки, просто прийти, попробовать подержать волан на беговой дорожке. Ну, а потом вот нашёл ШВСМ (г. Харьков) — сердце бадминтона Украины.

Таким образом познакомился с Геннадием Абрамовичем Махновским, и как говорил Виктор Степанович Черномырдин: “И пошло, и поехало”…

Максим: Как часто сейчас играешь?

Антон: Я пытаюсь играть каждый день, когда есть возможность. В Чехии я играю за шахматную команду “Фидэк-Мистэк”. И у нас там есть своя бадминтонная лига.

Максим: Серьёзно? Среди шахматистов?

Антон: Да… Скажем так, среди шахматистов и родителей молодых шахматистов. Мы там постоянно играем. Когда в Украине, в Киеве, в Харькове, стараюсь играть каждый день.

Максим: Слушай, Антон, ну я прям удивлен. Получается, у вас есть целая бадминтонная лига среди шахматистов?

Антон: В принципе да, там достаточно много людей, на самом деле… несколько десятков. Но там, когда я начал играть в 2014 году, я был… “мясом”. Ну, а потом, постепенно вырос, стал всех обыгрывать.

Максим: Зажегся, да?

Антон: Не то, чтобы зажегся… больше для самоуважения. Ещё, продолжая тему Чехии, если затронуть наболевшее… Киев, Харьков, я ни разу, точнее только один раз в своей жизни видел у нас профессиональное покрытие. На спорткомплексе “Сырец”, где я тренируюсь сейчас, вообще можно изучать, скажем так, деформацию земли.

Максим: Или геометрию Лобачевского…

Антон: Да, да, именно геометрию Лобачевского. Кстати, все как у нас. Геометрия Лобачевского много лет не имела прав гражданства. Все говорили, что Лобачевский отличный парень, но как бы учение его весьма “мутное”, и только потом, потом, потом… Ну да ладно, что-то я отвлекся, не будем о геометрии, оставим пока учение Колмогорова и Дородницына в спокойствии…

Так вот, например, в Чехии, в городе с населением в 60 тысяч человек, есть четыре бадминтонных центра. И нигде нет паркета, везде профессиональное покрытие, корты, нигде нет солнечного освещения — только искусственное. Заходишь в зал, никого нет — кромешная темнота, и только красная лампочка горит, где свет включается. Вот вам и разница… и это маленький город.

Я также иногда играю в Германии, рядом с Франкфуртом. Там вообще “эльдорадо” для бадминтонистов. Десятки, сотни кортов.

Я не могу сказать, что мне это настолько важно, покрытие, но сам факт.

Максим: Да, наши условия часто спартанские. Кстати, ты вспомнил Харьков. В одном из твоих интервью, я прочел, что в 2015 году ты поддерживал финансово международный турнир по бадминтону в Харькове. Расскажешь чуть больше об этой истории?

Антон: Да, в 2015 и в 2016 годах я внес свою посильную лепту. Если честно, у нас в стране происходят часто разные непредсказуемые катаклизмы. И я не знаю, была ли угроза того, что турнир не состоится или её на самом деле не было, но я посчитал нужным поучаствовать в силу своих скромных возможностей.

Для меня это большая честь — быть причастным к такой традиции. Надеюсь, что турнир просуществует еще не один год!

Максим: В прошлом году был хороший турнир. Мне удалось побывать в качестве зрителя. В 2019 году, насколько я знаю, турнир тоже должен состоятся.

Антон: Я надеюсь.

Максим: Получается, ты регулярно играешь в бадминтон. Это уже часть твоей жизни? Или, может быть, даже элемент подготовки к шахматным турнирам?

Антон: Это на уровне религии.

Максим: Да? Т.е. ты уже прошел “посвящение”?

Антон: На самом деле, я очень люблю процесс… Чем мне нравится бадминтон? Самое интересное — нужно принять сложное, интеллектуальное решение за очень маленький, “квантовый” промежуток времени. У тебя есть доли секунды для правильного решения. Вот этим бадминтон мне очень импонирует. Динамика плюс интеллектуальная составляющая.

Максим: Ты прям опередил мой следующий вопрос. Я хотел спросить, что кроме динамики и скорости принятия решения, ты нашел в бадминтона еще? Что-то удалось привнести из бадминтона в свою шахматную историю и наоборот?

Антон: Законы спорта, они едины. К слову, я очень люблю читать книги о спорте. Читаю с удовольствием книги великих тренеров. Если нас будут читать, могу порекомендовать парочку…

Максим: Конечно будут, интересно!

Антон: Прежде всего, книги Анатолия Тарасова, выдающегося хоккейного тренера. Владимир Шаблинский — тренер киевского баскетбольной команды “Будивельник”, отец нашего украинского баскетбола, просто колоссальная личность. “Баскетбол. Что я о нём знаю” — так называется книга.

Ну и конечно, самая великая на мой взгляд книга о спорте, “Стратегия игры”, выдающегося нашего гандбольного тренера Турчина. В этой книге собрано всё: и психология, и законы спорта, и разборы игровых ситуаций, и главное, он работал с женской командой, и много написал о том, как подходить к тренировочному процессу с женщинами. Это ж вообще страшное дело. Тренировать женщину, особенно в шахматах… да ну в любом виде спорта — это вообще экзорцизм. Это изгнание дьявола из неё. Потом он вселяется в тебя… и это ещё страшнее!

Максим: Нас будут читать девочки… Уверен, феминистическое движение будет в восторге. Так что, у нас будет провокация в интервью :)

Антон: Хорошо. Тем более.

Максим: Кстати, по-моему в 2008 году (ред. в 2004), наша сборная женская по гандболу завоевала третье место на Олимпиаде.

Антон: Да, были такие успехи. Вообще, у Турчина были огромные успехи на уровне сборной, да и на клубном уровне. Мне очень импонирует именно его понимание стратегии игры. Я ещё в подростковом возрасте прочёл его книгу, потом перечитывал несколько раз. Я был удивлен, какая колоссальная научная составляющая стоит за игрой игрой, результатами… Там был затронуто очень много тем, которые вывели меня может быть даже на какой-то новый уровень в шахматной подготовке.

Максим: Я читал, что шахматисты сегодня обязательно включают в программу подготовки физические активности. Магнус Карлсен играет в футбол, Владимир Крамник проходит в день больше 10 км. Какой из видов активности, по твоему, больше всего “разгоняет” мозг шахматиста?

Антон: Для шахматиста лучше всё-таки присутствие именно игрового момента. Я обратил внимание, что, например, бег или плавание дают прилив физической силы, но мозг не отдыхает. Всё равно, во время исполнения механических движений, ты постоянно думаешь о шахматах.

А вот именно игровой вид спорта, тот же бадминтон, это то, что надо. У тебя все внимание сфокусировано на волане… Хотя иногда бывает тоже, что ты играешь, а потом начинаешь думать о позиции, а потом вжух “Кто, что, где волан? Что делать? Бэкхенд! Так — бэкхенд же не работает — надо забежать, сделать высоко-далекий…”

Кстати, в бадминтоне, особенно на профессиональном уровне, я думаю очень важны сфокусированность, внимание, концентрация. Задумался о чём-то вообще постороннем, чуть-чуть, просто, и сразу выпал, отдал какое-то важное очко… проиграл партию.

Максим: Антон, если ты во время бадминтона успеваешь подумать о партии какой-то… У меня нет слов, это очень сильно.

Антон: Да, не отрицаю. Ну тем он и прекрасен, бадминтон. Сочетания всего: прекрасного и великого.

Максим: Как думаешь, если бы наши ребята, шахматисты, включили бадминтон в подготовку, результаты бы улучшились?

Антон: У нас шахматисты слишком ленивые для бадминтона…

Максим: Ты, кстати, очень нестандартный, как для шахматиста. Очень активный, я бы сказал импульсивный.

Антон: Все шахматисты, на самом деле, немного сумасшедшие, или много… там контакт с космосом. Поэтому, скучно на планете Земля. А если серьезно, эта идея интересная. Мы, я помню, много раз перед шахматной олимпиадой играли в футбол. Мягкий такой футбол. Бегать нам тяжело, и мы никого не травмируем, без жестких подкатов. Ну это, пожалуй, и всё из области централизованного шахматного ОФП (ред. общая физическая подготовка), что я могу вспомнить.

Максим: Я говорил перед интервью с Евгением Репьяхом, спасибо ему огромное, что познакомил нас. Он отметил, что, когда играет с тобой, ему приходится частенько удивляться нестандартности твоих тактических решений на корте. При этом, отмечу, что Евгений в прошлом профессиональный игрок. Это последствие общей нестандартности твоего мышления, или же просто твои находки в самой игре?

Антон: Мне очень интересно, на самом деле, в бадминтоне, в какой-то данной конкретной игровой ситуации найти математически верное решение — вот это самое интересное!

К сожалению, в приватной беседе мы с тобой уже затрагивали эту тему. Сейчас на эту тему очень мало информации, аналитических статей, вообще аналитических материалов. Я не знаю, насколько нестандартны мои решения, но мне очень интересно, после розыгрыша, обсудить и понять, на каком этапе была допущена ошибка? В бадминтоне, если ты просто отбил волан — это уже ошибка, нужно отбить именно куда надо, в нужное время, в нужный момент, и с нужным углом. Мне очень интересно, на самом деле, в бадминтоне, в какой-то данной конкретной игровой ситуации найти математически верное решение — вот это самое интересное!

Максим: Сейчас, кстати, есть одна украинская команда программистов, которая занимается разработкой решения, которое позволят с помощью видео анализировать игровые моменты. Было бы интересно присоединиться к группе тестирования?

Антон: Ну, я не знаю… Мне кажется, что при моем участии любое исследование может пойти под откос, но, тем не менее, посильную лепту готов внести.

Максим: Ну почему? Если техническое решение работает на профессионале и на любителе, то это уже уровень. Так что, я бы задумался о том, чтобы стать “амбассадором” такого решения.

Антон: Наш великий физик, академик Кузнецов, написал познавательную книгу: «Развитие физических идей, от Галилея до Эйнштейна». Так вот, он говорит в книге, что существуют две логики, или скажем так, два типа логики. Одна — бытовая, другая — профессиональная.

Вот, например, в шахматах, с точки зрения бытовой логики, очень тяжело решить задачу, даже понимая о чём идёт речь, потому что существует огромное количество выводов. Невозможно ограничить проблему. Ты просто утонешь.

А применение внутренней логики, профессиональной, позволяет быстро ограничить проблему. Это как с принципом золотого сечения в математике — ограничить и после этого прийти к правильному решению. Я не верю в то, что могут быть две модели: для любителей, и для профессионалов.

Максим: Кстати, в контексте логики…. до какого уровня профессиональными шахматистами просчитывается реальная позиция?

Антон: В шахматах очень важно уметь делить партию, игровой процесс, на логические эпизоды. Во времена романтической школы шахмат, таких чемпионов, как Стейниц, Ласкер, Капабланка, Алехин, было введено такое понятие, как “план шахматной партии”. Нимцович, например, об этом целую книгу написал…

То есть, условно говоря, ты сначала ходишь е2-е4, потом захватываешь центр, потом делаешь сопернику слабость на белом поле, потом размениваешь белопольных слонов, занимаешь конём поле, потом чик, чик, чик, и постепенно выигрываешь, и от А до Я… Т.е. в шахматах очень важно разделить игру на логические эпизоды.

Мы работали с детьми и я обнаружил очень интересный момент. Один парень, оставим его без фамилии пока, чтобы не делать публичность, очень толковый, из Полтавы, у него просто колоссальные счетные способности. Я ставлю позицию на три, четыре хода, а он пишет на двенадцать, пятнадцать вперёд. Я смотрю его вариант — он необязательный, но я, честно говоря, с трудом через 12 ходов держу позицию, в уме. А он вот так вот делает. У него другая проблема — он не знает, где нужно остановиться. Иногда два хода сделал и можно оценить позицию: «Здесь у меня лучше, на это я готов пойти».


Антон с подрастающим поколением в шахматном клубе “Товарищ”, г. Киев

Нужно сочетание оценки позиции и расчёта вариантов. Иногда ты хорошо рассчитал на десять ходов, а итоговую позицию не можешь оценить. Тебе кажется, что у тебя выиграно, а дошел до нее — оказывается, что проиграно.

Максим: Проблема выбора…. Вот зачем эти четыре часа размышлений на партию!

Антон: Да, бесконечного самотерзания.

О ШАХМАТАХ

Максим: К слову о времени. Наверное, пришло время переключиться на шахматы, потому, что нас 100% будут читать и шахматисты… Так вот, первый вопрос: как можно попасть к Антону Коробову в школу или поучиться у Антона Коробова?

Антон: Ну слушай, ты так задаёшь такой вопрос, как будто это что-то вообще что-то нереальное или противоестественное.

Максим: Я тебе скажу, что люди думают о том, что это противоестественное что-то. Многие, уверен, даже не думают, что можно попасть к такому мастеру.

Антон: На самом деле, я хочу сказать, что мы сделали классы на базе шахматной школы «Товарищ», которая находится на ул. Дорогожицкой (г. Киев), недалеко от спорткомплекса, где я играю в бадминтон. И, представь себе, не было вообще желающих… со всей Украины.

Максим: Та ну ладно?

Антон: Было порядка десяти заявок, и я оставил пять человек в группе.

Максим: Может быть просто клич не достиг аудиторию?

Антон: Я не знаю, честно говоря, в чём проблема. Мне кажется, что это, на самом деле, никому не интересно, и не нужно.

Максим: А, я знаю, в чём проблема.

Антон: Знаешь?

Максим: Вот, я вполне серьёзно. Ты слышал, как я задал вопрос, да? Тебя 100% знают все, кто занимаются шахматами. Есть сотни, может быть даже тысячи детей. Просто недооценивают, что они могут пойти к Антону Коробову, который там, где-то играет с Магнусом Карлсеном, или с теми же Карякиным и Каруаной на вершине шахматной пирамиды. Может быть в этом проблема.

Антон: Ну, не знаю, честно говоря… Желающих было слишком мало. Хочется работать с детьми, и работать с по-настоящему талантливыми детьми. Я помню книгу мемуаров великого художника Ильи Ефимовича Репина, в которой он сказал, что с возрастом творческий застой преодолеваешь, только работая с молодёжью. И кажется, что ты классик, они на тебя смотрят, как на какого-то великого, а ты, на самом деле, учишься у них.

У детей тоже можно многому научиться в шахматах. Например, в шахматах есть очень сложная научная составляющая, и очень интересно то, как дети воспринимают ее на интуитивном уровне. Не понимая терминологии, а просто чувствуя, что есть правильно, а что неправильно — вот на этом интуитивном уровне. Если Репин учился у молодежи, я себя ни в коем случае не сравниваю, но если есть хороший пример, почему бы не последовать?

Максим: Как вообще думаешь, есть сейчас потенциал у кого-то из молодых в Украине, из тех, кого ты знаешь, стать для начала сыграть вничью с Карлсеном, а потом… ну мы знаем историю.

Антон: Ну, тяжело говорить о том, что с прям так и с Карлсеном. Но вот, если говорить об этом парне, из Полтавы, то, безусловно, — это вообще не рядовой талант.

Максим: Ждём результата…

Антон: Вопрос не только таланта. Сейчас, при капитализме, успех на 99% равно трудоспособность, работоспособность. Ему совсем мало лет ещё и многое предстоит. Еще жизнь не мало пакостей выбросит в своих пасьянсах, но будем надеяться на лучшее. Вот именно как раз с этим парнем хотелось бы продолжить сотрудничество.

Максим: Ну будем надется. В том числе, что он прочитает, его родители прочитают это интервью. Вопрос о капитализме. В одном интервью англоязычному изданию ты сказал, что тебе предлагали неплохие условия за то, чтобы ты стал выступать за другую сборную. Ну, во-первых, спасибо тебе, что ты в нашей сборной, потому, что это много говорит о тебе, как о человеке, а во-вторых, как думаешь, что должно вообще случиться в Украине, чтобы на шахматы обратили внимание? Построили, например, большой шахматный центр в Киеве. И вообще, надо ли это сейчас шахматам? Где есть онлайн…

Антон: Честно говоря, я вот затрудняюсь ответить на этот вопрос. Люди, которые у нас занимаются организацией шахматной жизни — они далеки от этого, на самом деле. Хотелось бы, чтобы человек понимал вообще, что это за жизнь профессионального шахматиста, что это за вселенная, что нужно для роста детей… Вот однажды… У меня постоянно какие-то литературные отступления, надеюсь, это неплохо? Однажды, Аркадий Натанович Стругацкий, в одном из интервью рассказывал, как он читал книгу Станислава Лема. Так вот, он говорит:

“Мне сначала дико не понравилось, потом я пошёл по второму кругу, заставил себя вникнуть во вселенную. После того, как я вникнул во вселенную — я понял, что это шедевр”.

Человек, который занимается организацией шахматной жизни — это не просто “выйти раз в год перед телекамерами”. Нужно понимать, кто чем живет, что нужно для развития женских шахмат, что нужно для школьного движения — массового, что нужно для членов сборной Украины. Какие условия создавать. Без этого понимания ничего не выйдет, и тут ни деньги не спасут, ничего.

Максим: Если нужно понимать вселенную, тогда может быть нужен такой человек, как Антон Коробов, из шахматного мира, который прошёл от А до Я, и стал функционером? Который знает, что надо?

Антон: Из поэтов, советских, у Самуила Маршака есть такие строки: «От буквы А до буквы Я — течет река Аму-Дарья. От буквы А до буквы Я — идёт и азбука моя». Опять же, литературные отступления. Я вообще ни в коем случае, даже, если бы мне предложили все золота мира, я бы не пошел руководить. Цитата из творчества Евтушенко: «Дай Бог не вляпаться во власть, и не геройствовать — подложно. И быть богатым, но не красть — конечно, если так возможно».

Максим: Спасибо за честную позицию… что ещё добавить? Хотя… может быть, мы через 5 лет, или 10 лет пообщаемся. Всё течёт и всё меняется!

Антон: Может быть, да. К слову, одна из сильнейших украинских шахматисток баллотируется в Верховную Раду, возможно, станет народным депутатом Украины.

Максим: Это хорошее лобби.

Антон: Ну, не знаю. Посмотрим, посмотрим. Дай Бог.

Об эффекте Тауфика Хидайята в шахматах

Максим: С точки зрения бадминтона, я могу сказать, что изменения в федерации 2 года назад позитивно повлияли на общее положение дел в этом спорте… хотя ладно, оставим эти темы функционерам. Наше интервью подходит к концу, и я хотел задать вот какой вопрос. В приватной беседе, ты сказал о таком понятии, которое ты для себя вывел из бадминтона и сейчас используешь в шахматах — “эффект Тауфика Хидайята”. Расскажешь чуть больше, что ты имеешь ввиду?

Антон: Да, это о шахматах. После фазы обострения, нужно уметь… Опять же цитата, теперь из мира музыки, или это не нужно?

Максим: Нет, нет, цитати мы любим.)

Антон: Кто же это сказал из композиторов? Я не помню кто… но мысль о величайшем дирижере, Геннадие Рождественском. Так вот, он сказал, что главное мастерство Рождественского, после пика — возвращение к музыке первого порядка без потери ритма. В шахматах, после фазы обострения, когда добыл высокий уровень энтропии, хаоса, но потом у тебя что-то не получилось — ты не должен разорвать сам себя. Ты должен вернуться “к музыке первого порядка”. Вот, у Хидаята — это мастерство, умение найти этот удар, который сохраняет оценку позиции в районе равно, умении вовремя остановится, не упорствовать в своем как бы невежестве, и не проиграть — на высочайшем уровне.

Максим: Судя по всему, ты часто смотришь бадминтонные матчи.

Антон: Да, постоянно. Каждый день. И я бы смотрел 24 часа в сутки. Вообще, матчи великой четвёрки, Линь Дана, Ли Чонг Вея, Питера Гейда, Тауфика Хидайата, любого из этих четырёх спортсменов — это произведения искусства, уровня Микеланджело, Леонардо Да Винчи…

БЛИЦ

Максим: Антон, с основными вопросами у меня всё... Но это была, как говорится, классика, у меня есть еще и вопросы для блица! Отвечать можно коротко, одним словом! Поехали? Любимый дебют в шахматах?

Антон: Английское начало, c2-c4!

Максим: Партия, которая вспоминается чаще всего?

Антон: Я не знаю, тут тяжело одной фразой отделаться. Сейчас чуть-чуть расширенный блиц у нас получится, блиц типа рапида.

В 90-м году я познакомился с шахматами… и сразу же, почему-то с2-с4. Я помню в книжном магазине, в Харькове, на Советской, стояла книга Владимира Богерова, а на задней обложке у нее была позиция c2-c4. Это детское впечатление.

Я помню 90-й год, точнее осень 90-го года в Харькове. Я уже занимался шахматами несколько месяцев. Помню тот ажиотаж, который вызвал матч “Карпов — Каспаров”. В парках, в троллейбусах, везде: “Как вчера сыграли? А ещё ж не играли, там отложили. А когда доигрывать? Во сколько? Ух, елки-палки, это же надо новости посмотреть, посмотреть какая там позиция!”, — именно этот ажиотаж вызывает немного ностальгию по той эпохе. Извините, у нас тут деформат блица…

Максим: Ничего, отлично! Продолжем. Если бы не шахматы, то…?

Антон: Тяжело сказать. Я всегда мечтал о карьере какого-то учёного: физика или математика. Один из моих тренеров сделал мне самый большой комплимент в моей жизни, сказал, если б я не стал таким плохим шахматистом, наверное, я бы стал хорошим физиком.

Максим: Прекрасный ответ! Самый крутой шахматист всех времён, и народов?

Антон: Трудно сказать. Кто-то из четверки: Фишер, Карпов, Каспаров, или Карлсен.

Максим: Карпов или Каспаров?

Антон: Сложный вопрос. Мне всегда импонировала игра Карпова своим каким-то логическим кристаллом. Это что-то неимоверное. Мы говорим о детских впечатлениях, потому что они — самые яркие. Вот именно эстетический кайф такой. Мы можем такое слово использовать, как «Катарсис», да? Вот, именно от игры Карпова. Это что-то неимоверное!

Каспаров, там другое что-то… Там такое силовое поле, ну не будем сейчас... Выбрал бы Карпова.

Максим: Антон Коробов на сколько процентов использует свой мозг?

Антон: Из того, что осталось, процентов, наверное, на девяносто девять.

Максим: Хорошо. Ну и последний вопрос: бадминтон — это круто?

Антон: Да, безусловно!

Надеемся, что вам понравилось наше интервью и желаю Антону только удачи в его дальнейшей шахматной карьере и, безусловно, познания новых вершин в бадминтонной жизни!

P.S. Родителям талатливых детей — Антон Коробов — человек. Смело пишите, звоните Антону, если вы хотите, чтобы ваш ребенок занимался шахматами с лучшими и достиг высот. Стучите и вам откроют.


ОРИГИНАЛ


  


Смотрите также...