Что год минувший нам принёс?

Время публикации: 01.01.2020 21:57 | Последнее обновление: 01.01.2020 22:05

Только что завершившийся год оказался необычайно насыщенным для любителей шахмат. Перечисление одних только официальных турниров займет немало времени, для тех же, кто добросовестно пытался следить за непрерывной чередой спортивных событий, он оказался совсем серьезным испытанием. Прежде чем перейти к главной теме нашего небольшого обозрения, вкратце отметим другие крупные события, произошедшие в ушедшем году.
Что год грядущий нам готовит?

В последнее время шахматные турниры по степени внимания публики и масс-медиа делятся на две неравные части: с участием чемпиона мира и без оного. Присутствие Магнуса Карлсена автоматически обеспечивает повышенный интерес аудитории, отсутствие норвежца, напротив, автоматически переводит соревнование в разряд ординарных. С другой стороны, победы Магнуса воспринимаются уже как совершенно рутинное событие. Поэтому даже его исключительная серия турнирных побед в классике в этом году не вызвала ажиотажа. Как удивительный факт можно отметить только то обстоятельство, что за весь календарный год чемпион мира не проиграл ни одной партии с классическим контролем, а его беспроигрышная серия достигла уже 107 партий!

Общественное возбуждение возникает только в тех редких случаях, когда соревнование с участием Карлсена выигрывает кто-то другой. Под этим углом следует рассматривать и закончившийся шахматный год. Чемпионаты мира по рапиду и блицу в Москве завершились только что, финал серии Grand Chess Tour в Иерусалиме также прошел в декабре, поэтому перипетии этих захватывающих турниров еще свежи в памяти. На протяжении года Карлсен не был привычно убедителен в быстрых дисциплинах, в которых он совсем недавно безоговорочно доминировал. Как мне кажется, относительные неудачи Магнуса парадоксальным образом связаны с его успехами в классических шахматах. Очередной взлет результатов произошел отнюдь не случайно. В последнее время Магнус стал играть резче и агрессивнее, при этом значительно расширив и активизировав свой дебютный репертуар. Такая игра связана с большими энергозатратами и дополнительным риском. При длинных контролях чемпион мира успешно справляется с этими вызовами, но в рапиде и (особенно) блице такой творческий подход иногда сопровождается потерями. К тому же в быстрых контролях Магнус нередко откровенно блефует, избирая слишком рискованные дебютные варианты. Но на самом финише сезона он сделал ставку на результат. В Москве Карлсен играл весьма прагматично, и такая тактика принесла ему полный успех: он стал чемпионом мира в обеих номинациях. Блестящее окончание года для признанного лидера мировых шахмат!

Несколько ранее состоялось еще одно знаковое событие: первый чемпионат мира по шахматам Фишера. Наконец-то ФИДЕ официально их признала и приняла под свое крыло. Взгляды профессионалов на эту модификацию игры резко расходятся. Некоторые находят многие стартовые позиции в этих шахматах слишком искусственными, лишенными, на их взгляд, гармонии. Другие, напротив, считают ШФ «чистыми» шахматами, где игроки соревнуются не в умении следовать проторенным дорогам и запоминать мегабайты информации, а находить оптимальные решения в оригинальных позициях.

Дискуссия в таких вопросах, как правило, малопродуктивна, поскольку, как известно, о вкусах не спорят. Скажу только, что я принадлежу ко второй группе. Достоинства произвольной расстановки фигур, на мой взгляд, с лихвой перевешивают недостатки. Гармония начальной позиции, с которой, собственно, ассоциируется наша игра и которая так завораживает поклонников классики – исключительно вопрос привычки. Ну а после 10-12 ходов, как правило, вообще трудно определить, о каких шахматах идет речь. Зато позиции, возникшие к этому моменту на доске в ШФ, отличаются свежестью и нестандартностью.

К тому же речь вовсе не идет о конкуренции или, тем более, вытеснении старых шахмат. ШФ – это запасной аэродром, когда точное знание и следование компьютерным рекомендациям в классических шахматах неизбежно и окончательно вытеснят риск и импровизацию. Как бы то ни было, в отборе приняли участие многие известные гроссмейстеры, а в финальную часть чемпионата мира вышли отнюдь не случайные люди. В полуфинале Магнус Карлсен убедительно обыграл Фабиано Каруану, а Уэсли Со уверенно разобрался с Яном Непомнящим. В главном противостоянии классический чемпион мира считался явным фаворитом. Однако случилась настоящая сенсация: американец не просто победил, а буквально разгромил Карлсена. Вероятно, природное чувство баланса, присущее Уэсли Со, в классических шахматах чаще приводит к выхолащиванию позиции. Как следствие, этот редкий талант американца часто оборачивается унылой игрой, не выходящей за рамки равновесия. Зато в шахматах Фишера, когда привычные ориентиры нарушены, оно помогает ему находить верную тропинку в лабиринте возможностей.

Теперь перейдем к главной теме нашего повествования.

Отбор в турнир претендентов на этот раз был особенно замысловатым. В конце концов состав его получился отнюдь не оптимальным, но вполне приемлемым. В русской кухне существует блюдо, именуемое сборной солянкой. Особенность его заключается в многообразии ингредиентов, зачастую мало согласующихся между собой. С другой стороны, в густое варево можно включить любые продукты, имеющиеся под рукой, в том числе и оставшиеся от вчерашнего пиршества. Для потребления солянки требуется крепкий желудок, но в то же время у неё имеется немало поклонников.

Нынешняя система отбора очень напоминает описываемое кулинарное произведение. Различные составляющие никак не связаны между собой и с трудом вписываются в какую-то стройную концепцию. С другой стороны, на выходе, как ни странно, получилось вполне съедобное блюдо. Из восьми кандидатских мест два заблаговременно зарезервировали для себя Фабиано Каруана и Дин Лижэнь. Первый - как участник матча на первенство мира, второй - поскольку его отрыв в рейтинговой гонке уже в начале года был слишком значительным. Претензии этих двух шахматистов на мировое первенство не вызывают никаких вопросов.

Остальные путевки завоевали шахматисты весьма сильные, но без труда заменяемые другими, не менее достойными. Два места разыгрывались в серии Grand Prix, два в Кубке мира, и еще одна путевка предназначалась победителю Grand Swiss. Grand Prix и раньше использовался в качестве отбора, но прежде эта серия растягивалась на два года. В силу организационных пертурбаций (смена руководства ФИДЕ) на этот раз четыре турнира были втиснуты в семь месяцев. Видимо, чтобы избежать неминуемой при такой частоте монотонности, на этот раз прибегли к нокаут-системе. Так что к обязательному по нечетным годам Кубку мира прибавились еще четыре мини-кубка. Учитывая то обстоятельство, что поединки проходили по той же формуле, как и у Старшего Брата, большинство из них решались на тай-брейках, а на недавно завершившемся этапе в Иерусалиме классические шахматы большинством участников откровенно бойкотировались.

Надо ли говорить, что такой отбор имеет отдаленное отношение к первенству мира по Классическим Шахматам. То, что в турнире претендентов не оказалось откровенно случайных людей, вовсе не является аргументом в пользу существующей системы. Просто в мире намного больше сильных шахматистов, чем мест в ТП, и попасть туда «с улицы» крайне сложно. Хотя такую возможность новое руководство ФИДЕ, по-видимому, считает за благо. Именно так следует оценивать предоставление статуса отборочного Grand Swiss на острове Мэн. Чрезвычайно сильная «швейцарка» давно известна высокими призами и весьма привлекательна для элиты, но почему победитель ее должен становиться участником турнира претендентов, мне, во всяком случае, непонятно. К тому же, кроме выигравшего турнир Ван Хао, туда попал и третий призер – Кирилл Алексеенко. Он получил wild card от российских организаторов Турнира Претендентов. Ничего не имею против молодого и талантливого петербуржца, но неужели хорошего результата в одном случайно выбранном соревновании может быть достаточно, чтобы стать претендентом!?

Поскольку практически всё новое руководство ФИДЕ, причастное к системе отбора, прекрасно владеет русским языком, в этой ситуации вполне уместны извечные российские вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?».

Кто виноват?

Ответ на первый вопрос вполне предсказуем и также традиционно вытекает из российской истории: предыдущее руководство. В данном случае это не просто привычная отговорка. Действительно, Кирсан Илюмжинов со своей командой явно засиделся на своем месте, а хаос последнего времени, связанный с санкциями против президента ФИДЕ и разбродом в стане бывших единомышленников, привел к несомненному кризису в организации. Ситуация требовала перемен, и они последовали. Но, возможно, чересчур быстрые и решительные. В женских шахматах, скорее всего, такая поспешность и была оправдана. Но в мужских чрезвычайные меры привели к предельной перенасыщенности турнирного календаря и к очередной неразберихе с отбором к первенству мира.

Роль случайности с изменением регламента Grand Prix еще более возросла. Парадоксальным образом даже судьба единственной рейтинговой путевки решилась на тай-брейке. Дин Лижэнь, фактически уже обеспечив ее себе, к тому же попал в финал Кубка мира. В результате дополнительное место досталось не Максиму Вашьер-Лаграву, уступившему китайскому гроссмейстеру в полуфинале и выигравшему перебой за третье место. В ТП таким образом попал Аниш Гири, следовавший за Дингом в соревновании рейтингов.

Турнир Претендентов, несомненно, самый зрелищный и престижный турнир двухлетия, и к отбору к нему необходимо относиться серьезно и ответственно. Сейчас мы естественно подходим к другому вопросу, куда более важному и конструктивному.

Что делать?

В первую очередь, на мой взгляд, очень важно соблюдать чистоту жанра. Существуют и пользуются большой популярностью чемпионаты мира по рапиду и блицу. Серия турниров Grand Chess Tour уже несколько лет определяет сильнейшего универсала планеты. Правда, и здесь в последнее время начинают преобладать более быстрые форматы. Так что вполне возможно очистить отбор к определению сильнейшего шахматиста мира в классике от всяких напластований и формировать его по «гамбургскому счету».

В этом смысле определение участников турнира претендентов по среднему классическому рейтингу, несомненно, более предпочтительно. Не существует более объективного способа определения табели о рангах. Единственный, но довольно существенный минус подобного выявления кандидатов на мировое первенство – инерционность этого показателя. Разница в стартовых позициях ставит участников в явно неравные условия. Молодые таланты и вовсе находятся в безнадежной ситуации: им необходимо значительное время, чтобы нарастить рейтинговые мускулы и конкурировать с шахматистами, многие годы находящимися на более высоких позициях.

Однако этот недостаток легко устраняется, если средний рейтинг заменить СРЕДНИМ ПЕРФОМЕНСОМ (AVERAGE PERFORMANCE). Как известно, именно перфоменс в отдельно взятом соревновании является истинным показателем качества выступления игрока, а уже исходя из него очки прибавляются (или вычитаются) к уже имеющемуся рейтингу. Стартовые позиции всех участников гонки в этом случае обнуляются, но в то же время именно на основании действующих рейтингов и определяется перфоменс. Предлагаемый показатель за два года с огромной вероятностью назовет объективно сильнейших шахматистов мира этого цикла.

Конечно, важно оговорить детали: количество партий, качество обсчитываемых турниров и даже круг этих турниров. Мне представляется, что 100 партий за два года является оптимальным минимумом, а обсчитываться должны круговые турниры со средним рейтингом выше 2600 (хотя эти цифры совсем не обязательны) и несколько наиболее сильных и престижных швейцарок. Все эти соревнования должны быть известны заранее и соответствовать определенным стандартам – как по части организации, так и размером призового фонда. Подобный статус, несомненно, будет способствовать улучшению уровня подобных турниров, повысит их привлекательность и конкурентоспособность. Турнирный календарь вернется в свое нормальное русло, но в то же время приобретет дополнительную интригу и привлекательность. По существу, этот заранее известный круг турниров составит естественный и очень демократичный Grand Prix продолжительностью два года и с неограниченным количеством участников.

По окончании цикла к семи шахматистам с наивысшим средним перфоменсом прибавится неудачник в матче на первенство мира, а вместе они составят великолепную восьмерку претендентов. Победитель этого двухкругового турнира в матче с действующим чемпионом мира выявит следующего чемпиона.

Тай-брейки с укороченным контролем, на мой взгляд, должны быть исключены на всех этапах. В ТП преимущество в случае дележа получит стоящий выше по среднему двухлетнему перфоменсу, а ничья в матче сохраняет звание за действующим чемпионом мира.

Возможен и более радикальный вариант. По среднему перфоменсу определяется вся восьмерка, которая в двухкруговом турнире определяет чемпиона мира. Подобная система существует в теннисе. Там наряду с привычными рейтингами, которые определяют, в частности, очень престижное звание первой ракетки мира, обсчитывают и результаты исключительно текущего года. Восемь лучших теннисистов в этой номинации становятся участниками заключительного турнира. Это соревнование завершает сезон и пользуется огромной популярностью. Победитель его, правда, не получает звания чемпиона мира, ограничиваясь многомиллионным призом. Шахматисты имеют возможность компенсировать разницу в деньгах титулом.

Конечно, отказываться от сложившихся традиций не так легко. С одной стороны, матчи на первенство мира являются кульминацией борьбы за титул и имеют долгую и славную историю. С другой, закрывать глаза на стремительные изменения, происходящие в шахматах в двадцать первом веке, также невозможно. А 22 ничьи, случившиеся в двух последних поединках за титул, являются дополнительной информацией к размышлению.

Подобным образом можно было бы разыгрывать звание чемпиона также в рапиде и блице. Правда, подобных турниров проводится значительно меньше, чем в классике. Но, в конце концов, к этим титулам шахматная общественность относится менее трепетно, и, скажем, итоги только закончившихся в Москве чемпионатов никого особенно не шокируют. К тому же турниры серии Grand Chess Tour, также проводимые ежегодно, дают вполне объективную картину в быстрых дисциплинах.

Принятие подобной системы имеет несомненные плюсы. Абсолютно все шахматисты на старте поставлены в равные условия и имеют одинаковые шансы. Отпадает необходимость в специальных отборочных турнирах – таким образом разгружается календарь. Кубок мира остается в качестве увлекательного и уникального в своем роде турнира, но и здесь отпадает привязка к турниру претендентов. Отмену Grand Prix с облегчением воспримут и шахматная элита, и ФИДЕ, которой, в противном случае, придется взвалить на себя это бремя после прекращения контракта с World Chess. Кстати, уже в следующем цикле можно провести эксперимент: провести эту серию без отбора в турнир претендентов. Уверен, что популярность этого турнира, и без того невысокая, держится только на этом бонусе. Лишится подобного преимущества и прекрасный турнир на острове Мэн. Таким образом – уже на равных - продолжится соревнование с Гибралтаром за неофициальный титул самой сильной швейцарки в мире. Не исключаю, что, привлеченные отборочным статусом, на шахматной карте появятся новые интересные турниры.

Wild card, разумеется, станет анахронизмом. И без того на проведение Турнира Претендентов наверняка найдутся желающие. Не говоря уже о том, если подобное соревнование будет повышено до статуса Чемпионата Мира.

На обсуждение несомненных (во всяком случае, для автора этих строк) достоинств новой системы в розыгрыше первенства мира есть достаточно времени – реально запустить новую модель в действие возможно не раньше 2022 года. Допускаю, что имеются в предложении и неучтенные автором узкие места. Всё это я и предлагаю обсудить.

Счастливого всем Нового Года!       


  


Комментарии

Очень толковое,продуктивное и

Очень толковое,продуктивное и совершенно логическое новшество)шахматы от этого только приобретут ещё большую популярность)полностью поддерживаю эту реформу в шахматах) и призываю всех сделать тоже самое) С Новым Годом и с новыми реформами в шахматах!

В порядке обсуждения предложу

В порядке обсуждения предложу иной вариант комплектования турнира претендентов.
1.Проигравший матч за титул.Вроде бы никаких возражений по этому поводу нет.
2.Одна большая швейцарка для шахматистов с рейтингом не ниже 2600 с выходом 5 человек.
3.Два места по высшему рейтингу,но не по каким-то там средним,а по тому,который,который сложился за два месяца до начала турнира претендентов.Если,к примеру,турнир начинается в марте,то берутся два игрока с высшими рейтингами на 1 января.Молодые же шахматисты при этом могут еще пару лет подождать,чтобы накопить "рейтинговые мускулы".
Что же касается тотальных ничьих в матче за титул,то тут не нужно изобретать велосипед,достаточно вернуться к "старым баранам".При ничейном счете чемпион мира должен сохранять свой титул.Тогда не будет такой ситуации,при которой ничья в отдельной партии будет устраивать обоих соперников.
Что же касается Кубка мира и прочих Гран-При,то они,как вызывающие большой интерес,должны сохраниться,но быть самодостаточными,не имеющими никакого отношения к отбору.Иное дело,что на них в таком случае может денег не найтись...

Галиматья!

Галиматья!

Судя по всему, Карлсен

Судя по всему, Карлсен поставил перед собой задачу обязательно победить в следующем матче в основное время. Думаю, исполнит даже с Дином. Схема отбора интересная, но маловероятная для физдюков.

According to

According to PerpetualCheck.com, the performance ratings for 2019 were:

Carlsen 2898 (!), Caruana 2812, Ding 2802, Dominguez 2784 (49 games), Nepomniachtchi 2781, Grischuk 2773, Vachier-Lagrave 2770, Radjabov 2770 (49 games), Giri 2769, So 2767.

...аnd this is a more

...аnd this is a more objective qualifiers for the Candidates Tournament, I suppose :)

Предложения мне нравятся, в

Предложения мне нравятся, в первую очередь, уважением к фактору рейтинга, который является лучшим показателем показываемого шахматистом уровня игры - но при этом раздаются ведь голоса, что рейтинг в отборе чуть ли не не должен учитываться вообще, и места по рейтингу в ТП вообще не должны предоставляться (что - полный бред, на мой взгляд - и, заодно, - полная противоположность концепции Владимира Борисовича).
Ну, и, на мой взгляд, просто нелепа система Гран-при ФИДЕ, в каком формате эти соревнования не проводи - это такие недосупертурниры под громким названием, заведомо проходящие без участия нескольких лучших игроков, довольно-таки странное явление.
По этим причинам, предложения Владимира Борисовича лично мне представляются заслуживающими самого широкого обсуждения.

Я с большИм интересом прочел

Я с большИм интересом прочел статью и вполне согласен с большинством написанного. А вот хочеться обратить внимание на один недостаток такого предложения. Сначала процитирую два отрывка текста:

«Конечно, важно оговорить детали: количество партий, качество обсчитываемых турниров и даже круг этих турниров. Мне представляется, что 100 партий за два года является оптимальным минимумом, а обсчитываться должны круговые турниры со средним рейтингом выше 2600 (хотя эти цифры совсем не обязательны) и несколько наиболее сильных и престижных швейцарок.»

«Принятие подобной системы имеет несомненные плюсы. Абсолютно все шахматисты на старте поставлены в равные условия и имеют одинаковые шансы.»

Не знаю, насколько эти две цитаты связаны, а просто хочу отметить, что тут кроется проблема, поскольку не все шахматисты получают одинаковое количество предложений в супертурниры, а добиваться блестящих перформансов в открытых турнирах с участием талантливой молодёжи с заниженными рейтингами совсем непросто. Разумеется, хорошо понимаю, зачем нельзя включать любые турниры, однако есть семисотники, которые получают весьма мало приглашений, а есть шестисотники, которые их получают побольше. (На данный момент точно не являюсь одним из упомянутых семисотников, хотя также помню такое.)

Как говорят в таких

Как говорят в таких случаях,"дьявол кроется в деталях"...

Система Тукмакова или система

Система Тукмакова или система Сутовского?

В принципе,рассматривать

В принципе,рассматривать можно любую систему. Главное:
1.Должен быть сохранен матч за титул.
2.Система не должна быть громоздкой и многоступенчатой.
3.При допуске в турнир претендентов не должно быть персональных мест.
4.Должно быть сокращено,а еще лучше, ликвидировано влияние различных укороченных видов шахмат для определения соискателей.

"В принципе, рассматривать

"В принципе, рассматривать можно любую систему. Главное:..."
главное, побороть договорные ничьи: они уже до блица добрались!
в футболе офсайды же ввели! теперь вот VAR уже почти везде вводят. только шахматы довольствуются косметическими реформами. печально.

Все правильно, Геннадий

Все правильно, Геннадий Исаевич!
В них и играть-то - неприлично.
Но, с другой стороны, где мы найдем армию лохов, готовую платить нам за обучение их чад - чему непонятно.

Перед принятием такой системы

Перед принятием такой системы следовало бы выяснить, что такое средний перформанс. Арифметическое среднее из достигнутых перформансов явно не годится. Взвешенное арифметическое среднее учитывает количество партий в отдельно взятых турнирах. Также можно взять все партии из обсчитываемых (по упомянутых гм Тукмаковым ограничениям) турниров вместе и на их основе посчитать перформанс. Не разбираюсь в деталях вычисления перформанса, а подозреваю, что результат может немного отличаться даже от взвешенного арифметического среднего.
У перформанса также есть свои тонкости. Легче добиться превосходного перформанса при меньшем количестве партий, чем при бОльшем. (Правда, при трёхзначном количестве партий разница невелика.) Бывает, что даже победа в первом туре (и не только!) несколько понижает перформанс. Правда, при сотне партий это не чувствуется.
Ни один из упомянутых мною факторов не играет особой роли, хотя в борьбе за выходящее место иногда могут решать и мелочи. (Похоже, важнее было бы по возможности избежать игры с обладателями заниженных рейтингов.)
Во всяком случае, претендент, отобравшийся по среднему перформансу, был бы достаточно достойным. Идеи Владимира Борисовича мне кажутся интересными. Уточнить подсчет среднего перформанса вроде бы несложно, а проблема с неравным доступом сильных гроссмейстеров в сильные круговые турниры должна быть учтена. У игроков примерно равного уровня тут порой бывают совсем разные возможности. (Впрочем, это также не новость, так бывало и раньше.)
Извиняюсь, если мои комментарии выглядят слишком уж критичными, я просто сконцентрировался на некоторых спорных пунктах, хотя (или потому что) у такой системы было бы немало достоинств.

Я все-таки не заметил один

Я все-таки не заметил один важный аргумент против употребления среднего перформанса при определении выхода в турнир претендентов - угрозу читерства.
Намного проще обеспечить адекватные меры в нескольких отборочных турнирах, чем во всех круговиках со средним рейтингом за 2600 и в нескольких открытых турнирах. ФИДЕ не может обеспечить строжайшие контроли в сотне сильных турниров, а организаторы подходят к этой теме по разному. (Есть, кстати, множество турниров, где строгие античитерские меры особо не нужны, поскольку все играют честно и нет доводов никого подозревать, а в рамках разыгрывания путёвки в турнир претендентов такой аргумент явно неприменим.)
Полагаю, что идеальной системы нет, разумных предложений много и каждое из них имеет свои достоинства и недостатки. То, что уделяю столько времени недостаткам, не отражает мое отношение к статье. В большинстве я с Владимиром Борисовичем вполне согласен.

Всё-таки использовать

Всё-таки использовать читерство для попадания в турнир претендентов,да и вообще на уровне "семисотников"-это что-то запредельное.Читерство используется совсем для других целей и на значительно более низком уровне.Иное дело-зачем вводить какую-то иную систему подсчета рейтинга только для того,чтобы раз в два года определить одного двух человек для попадания в турнир претендентов? С так называемой "инерционностью" можно бороться значительно проще.Если "семисотник" не сыграет в классику ни одной партии за три месяца-снимать с него 10 пунктов рейтинга.Если отдохнет еще три месяца-снять еще 15 пунктов.
Для элитных игроков,желающих держать свой рейтинг,это довольно серьезное наказание.

Если я правильно понял,

Если я правильно понял, Владимир Борисович писал не о двух выходящих местах, а о семи:
"По окончании цикла к семи шахматистам с наивысшим средним перфоменсом прибавится неудачник в матче на первенство мира, а вместе они составят великолепную восьмерку претендентов."
И я как раз не имел в виду читерство на уровне семисотников. Чтобы набрать запредельный перформанс, в начале гонки при такой системе не нужно быть даже шестисотником. Давайте предположим, что условный шестисотник Пиламеев «купит» какой-то турнир, а условный гроссмейстер Феллсис в другом воспользуется компьютерными подсказками. Если таких турниров было бы побольше, эти игроки могли бы по достигнутому перформансу отобраться в турнир претендентов.
С растом количества игроков и обсчитываемых турниров значительно повышается риск, в том и суть моего предыдущего комментария. (В турнирах, где играют более - менее порядочные люди и где все всех хорошо знают, риск зачастую бывает практически нулевым. Причем далеко не только у семисотников.)

Еще раз,Давид.С точки зрения

Еще раз,Давид.С точки зрения попадания в турнир претендентов,как и вообще попадания на самый верх шахматной иерархии,опасения читерства,как и "покупки" турниров,не имеют под собой никаких оснований.Наверняка ни Нигалидзе,ни Раусис,ни другие читеры,ставшие известными,никогда не мечтали получить рейтинг порядка 2750,а решали куда более приземленные задачи.А вот делать какие-то турниры избранными-это и будет означать дискриминацию тех шахматистов,у которых нет возможности попадать в такие турниры.

В быстрых шахматах и в блице

В быстрых шахматах и в блице не очень известные шахматисты добирались и выше отметки 2750, игравши в довольно странных турнирах.
Согласен с Вами, что в классике такого нет, а если изменить систему отбора в пользу перформанса, может несколько повыситься вероятность, что дождемся и такого. Это не нормально, однако прецеденты есть. Даже один очень сильный гроссмейстер когда-то заметно поднял свой рейтинг в сомнительном шестикруговом турнире четверых.

Я с Вами во многом согласен. Конечно досадно, когда одни довольно сильные игроки попадают в Гран-При, а другие нет. Я в Гран-При дважды попадал за счет своих прежних результатов, которых у меня в то время уже не было. А наоборот, когда находился в лучшей форме, не попадал туда. (Как ни странно, в прошлогодней серии я сыграл хорошо, а некоторые другие более заслуживали сыграть там вместо меня.)
Тем не менее, я не способен придумать систему, лишенную заметных недостатков.
Полагаю, что насчет идеальной системы тут будет у каждого свое мнение.

Смотрите также...