Суат Аталик: "Принцип почти всех шахматистов: заплатите мне, и я скажу, какой вы хороший"

Время публикации: 10.05.2020 00:45 | Последнее обновление: 22.05.2020 21:32

Каруана выиграет все партии второго круга - будет справедливо?
С Каспаровым и Азмаем по одному адресу
А поддержал ли кого-нибудь Раджабов?
Дворкович - посторонний
Вашье-Лаграв вызвал Алексеенко на матч. Почему не на дуэль?
"Назовите хотя бы одного..."
Турнир претендентов: всё спланировали заранее
Кто такие шахматисты, что мы от них слышим
О ФИДЕ: "Это не выборы"
Азербайджан и Украину исключили из Европы
45 лет в турнирах - и..?
Трудно бороться с государственной машиной

Е.СУРОВ: Всем привет, сегодня беседуем с Суатом Аталиком - турецким гроссмейстером, участником девяти Олимпиад, которому всегда есть что сказать. Если у вас есть о чём его спросить - делайте это в чате трансляции. Также вы можете участвовать в наших эфирах буквально - а именно, пожертвовать любую сумму, чтобы мы и дальше могли свободно разговаривать на важные темы.

Читатели Chess-News со стажем наверняка помнят критические заметки Аталика у нас на сайте. Правда, чаще это было в первой половине десятилетия. В последнее время гроссмейстер не столь активен, но сейчас, когда шахматы то ли изменились, то ли вообще умерли, самое время расспросить человека, неравнодушного ко всему происходящему.
Суат, я вас приветствую!

С.АТАЛИК: Привет!

- Как я уже сказал, вы всегда были довольно критичны по отношению к руководству мировых шахмат. Много раз высказывали свои аргументированные претензии к работе предыдущей команды под руководством Макропулоса. Но сейчас той команды уже нет – полтора года действуют другие люди. Мне хотелось бы узнать, во-первых, что вы думаете о действиях этих людей?

- В шахматном мире ждали больших перемен, надеялись избавиться от Макропулоса, своего рода пережитка Илюмжинова. Большое достижение Дворковича и его команды, что им это удалось.

Увы, у меня есть и критические стрелы в адрес Дворковича. Он посторонний человек, никогда не игравший в шахматы. Для него это новая интересная возможность реализовать себя. Конечно, нельзя не выразить уважение к его отцу, который был шахматным арбитром. Ожидания по отношению к нему самому были высокие; с другой стороны, он, по сути, использует команду Илюмжинова/Макропулоса на ряде позиций. Кто бы ни руководил процессом, необходимо провести очень чёткий аудит – что делал его предшественник, что оставил в наследство. Во времена правления Макропулоса серьёзнейшей проблемой были финансовые махинации, и пока что Дворкович ничего не сделал с этой проблемой. Поэтому начало деятельности нового президента оказалось не слишком стремительным.

И конечно, есть масса вопросов к помощникам Дворковича, позвольте их так назвать, - господам Сутовскому и Бологану. Понятно, что они хорошие шахматисты. Но это вечная проблема с управлением в шахматах: такие, как Дворкович, могут давать новые возможности, у них хорошие намерения (Рекс Синкфилд из той же когорты). Но он совсем не шахматист. А вопрос очень интересный: кто должен руководить шахматами – шахматисты или люди из другого, нешахматного, мира? Неразрешённый пока спор. Сутовский и Бологан – шахматисты, и в то же время они являют собой очень хороший пример людей, которым не хватает базового образования. Пока что я не вижу в их деятельности ничего впечатляющего.

Приведу только один пример. Я громко смеялся, когда увидел, какое решение приняли по ветеранам. Они оказали финансовую поддержку возрастным шахматистам, и очевидно, что были очень достойные стипендиаты, как, например, Властимил Янса. Прекрасный шахматист, ни у кого не повернётся язык сказать что-то против. Но как насчёт господина Омуку из Нигерии? Этот человек работал в ФИДЕ, был в команде, его деятельность даже привела к повреждению имущества, о чём многие помнят, и я тоже.

Или вот ещё. В разнообразных комиссиях ФИДЕ огромное количество людей – таким образом они привлекли на свою сторону много голосов от национальных федераций. Опять же, для примера: комиссию по турнирам возглавляет человек из Турции, не имеющий никакого отношения ни к турнирам, ни к шахматам. Он играл в каком-то соревновании на средства ФИДЕ или Турецкой федерации и выступил на рейтинг 1530.

Рано или поздно руководству ФИДЕ необходимо серьёзно задуматься: что они делают, куда стремятся, какие кадры привлекают к работе.

В общем, пока что не видно, чтобы коррупционная составляющая исчезла или хотя бы уменьшилась. Я бы сказал так: если раньше руководство ФИДЕ всё было насквозь коррумпировано, то сейчас есть кандидаты на то, чтобы называться коррупционерами, и время покажет, правильно их так называть или нет.

- Я бы хотел кое-что из сказанного вами уточнить, а кое о чём ещё дополнительно спросить. Вы сказали, что Дворкович никогда не играл в шахматы. Но всё-таки известно – по крайней мере нам, в России, - что он любит шахматы, любит в них играть, и он играет на определённом любительском уровне, и неплохом уровне. Играет в своей Гостиной и так далее. Всё-таки человек не далёкий от шахмат, давайте объективно смотреть.

- Нет, подождите, со мной этот номер не пройдёт. Я весьма критично смотрю на это. С таким же успехом можно сказать, что господин Илюмжинов – вечный чемпион Калмыкии по шахматам. Может быть, он даже играл с инопланетянами. Довольно странно давать очки авансом и считать шахматистами тех, о ком вы только что так рассказали. В шахматы играют в турнирах. Чьи партии можно найти в базе, того можно назвать шахматистом. А игры дома, в гостиных, с бабушками – это не настоящие шахматы.

- Правильно ли я понимаю, что вы считаете, что руководить мировыми шахматами всё-таки должен профессионал либо действующий, либо в прошлом?

- Как я уже отмечал выше, это очень сложная тема. Но вопрос – правильный. Попробую ответить так: если вы берёте кого-то со стороны, он должен быть достаточно влиятельным человеком. Предпочтительно, чтобы играл в шахматы. Позвольте пример: Питер Тиль, основатель PayPal, мастер ФИДЕ с рейтингом около 2200. Или – Кеннет Рогофф, гроссмейстер. Он много лет не играл и даже не может уже считаться шахматистом, но всё же он связан с профессиональными шахматами. Теперь давайте перечислим последних руководителей ФИДЕ: Кампоманес, Илюмжинов, Дворкович. Серьёзные, конечно, люди в своих странах.

С другой стороны, есть риск в привлечении к работе и настоящих шахматистов, потому что многие из них вообще никто в реальной жизни. Либо им элементарно не хватает образования.

Вот эти два кластера не очень уживаются друг с другом. Вспоминаю, как раньше АШП заигрывала с ФИДЕ. Илюмжинов к идеям профессионалов не проявлял интереса, он вообще, как я считаю, ничего не понимал в шахматах, и когда возникала некая критическая ситуация, Сутовский (приходится снова упоминать его имя, но это просто совпадение – на его месте мог быть кто-то другой) просто говорил: «Я передам Илюмжинову». В любой серьёзной организации так не бывает. Должен быть официальный запрос, и должен быть официальный ответ.

Да, оптимального шахматного управленца найти чрезвычайно сложно. Проблема в том, что уже очень долгое время мы не можем назвать ни одно имя в руководстве ФИДЕ, о котором сказали бы: вот этот точно подходит! Вот из слушателей кто-то может назвать такое имя? Женя, может быть вы назовёте? Хотя бы одно!

- Вы знаете, на этот вопрос у меня, пожалуй, есть ответ. Потому что есть единственный человек за прошедшие полтора года, который готов отвечать на серьёзные, непростые, острые журналистские вопросы, готов отвечать за свои и не только свои действия в ФИДЕ, готов разговаривать с журналистами, а для меня это очень большой показатель. Это Маир Мамедов.

- Что ж, давайте поговорим об этом, вы открыли хорошую тему. Прежде всего я должен сказать, что не знаю Мамедова. Как шахматист он мне неизвестен. То есть я знаю историю про него, отца Раджабова, Каспарова, пионерский лагерь… Это, так сказать, самопровозглашённый персонаж. Здесь я должен заметить для слушателей, что до эфира мы с Женей уже немного поговорили на разные темы, в том числе о турнире претендентов. И вот я хотел бы спросить: где был господин Мамедов и его федерация, когда поменялся состав турнира претендентов? Было ли с их стороны официальное заявление относительно Раджабова?

- Насколько мне известно (впрочем, это не является секретом), официальное письмо от Азербайджанской шахматной федерации в адрес Дворковича было. Правда, это случилось уже после того, как турнир претендентов прервался.

- Слегка припоздали, вам так не кажется? Ну хорошо. Я и правда не знаю Мамедова, прежде всего как шахматиста.

- Вы просто просили привести пример, я привёл. Из того, что я сейчас слышу от вас, я думаю, что знаю Мамедова немного лучше, чем вы – поверьте, это не самый плохой пример в ФИДЕ, за это я могу ручаться.

- Я принимаю это. И я тоже могу привести одно имя – Жоаким Дуран, международный мастер из Португалии, он активно работал в ФИДЕ, имел авторитет. Вот так мы вместе с вами насчитали двоих. Думаю, если будем вспоминать третье имя, можем просидеть в эфире до утра.

- Я понял. Ещё в начале вы сказали, что в новой администрации ФИДЕ есть люди из команды Илюмжинова. Кого вы имели в виду?

- Во-первых, могу привести интересный пример – президент Турецкой шахматной федерации. Ну, нельзя сказать, что она была в команде Илюмжинова, но сейчас она с Дворковичем. Она никогда в своей жизни не играла в шахматы и не владеет ни одним иностранным языком. При этом она в ФИДЕ, имеет там голос, пытается даже что-то говорить с трибуны, но не может.

Теперь более конкретно, как вы просили. ФИДЕ же не ограничивается только Советом. Что насчёт Вилли Иклики? Сава Стоисавлевич? Они работали в ФИДЕ, потом греческий офис закрыли, и теперь они работают в Лозанне. Дальше – мой всегдашний любимец Балгабаев. Не знаю, чем он сейчас занимается в ФИДЕ, но постоянно маячит.

- Чтобы далеко не уходить от темы турнира претендентов. Что вы вообще думаете о том, что произошло?

- Это, конечно, серьёзнейшее дело. Вынесу за скобки Раджабова, поскольку это было его личное решение. Как шахматисту мне всё равно, играет он или нет, дело не в этом. Что действительно важно – турнир решили организовать в тяжёлое время. И если уж такое решение приняли, то обязаны были довести его до конца. А вот менять коней на переправе – последнее дело.

Давайте начистоту: в России все важнейшие решения принимает один человек – Путин. Что бы там ни говорил по этому поводу Каспаров. И, насколько я понимаю, Дворкович зависим от Путина. Именно российский президент стоит за всеми крупными организациями. И вот церемония открытия турнира – без игроков, но с сотнями и тысячами гостей. Мы понимаем, что такие риски может взять на себя только Путин. И если какое-то мероприятие останавливается точно на середине, для меня это означает, что такое развитие событий было спланировано заранее. То есть они приняли решение начать турнир – и они его начали. Когда прервали, там же оставалось семь-десять дней, чтобы дойти до конца.

Смотрите. Три российских участника, два китайца. Для россиян вообще не было никаких проблем с переездом, а китайские гроссмейстеры, я уверен, совсем не рвались к себе домой в те дни. Они были бы рады остаться в России ещё на некоторое время. Из восьми участников пять явно не были против того, чтобы турнир продолжался. Дальше – Каруана и Вашье-Лаграв. Французский гроссмейстер не раз говорил, что готов играть. То же самое Каруана. Остаётся последний – Гири. Кстати, единственный женатый из участников. Разве что по этой причине он мог быть удовлетворён решением прервать турнир. Но у меня нет никаких сомнений, что у Путина были все возможности, чтобы отправить игроков по домам даже тогда, когда границы были закрыты! И я могу привести в пример главного арбитра, моего хорошего друга. Небойша Баралич оставался в России весь тот период, когда должен был играться второй круг турнира. Он отказался от чартерного рейса в Роттердам [которым в последнюю ночь перед закрытием границ улетели иностранные участники и гости - CN]. Он предпочёл остаться в России. И в конце концов он улетел в Сербию!

Так что я убеждён, что турнир претендентов либо не должны были начинать, либо должны были закончить. Если же заранее было известно о том, что участники сыграют только один круг, об этом знали лишь несколько человек. Продолжись турнир – он бы мог стать хорошим объектом для пропаганды внутри страны, да и по всему миру – смотрите, мол, единственное спортивное мероприятие на фоне происходящего. Но всё сделали не по-людски, так не поступают.

Теперь посмотрим с шахматной точки зрения. Турнир – это когда в ограниченные временные рамки измеряется сила игроков, их возможности на данный момент. Претендентский турнир оказался разорван. Очевидно, что если сыграть турнир в один «присест», то его результат может быть иной, чем в два «присеста» с перерывом в шесть месяцев. Напомню немного истории: после смерти Алехина в 1948-м году организовали длинный матч-турнир, первая часть которого прошла в Гааге, вторая в Москве. И даже там были нарекания по поводу графика! Случай же в Екатеринбурге не идёт ни в какое сравнение даже с этим примером – здесь речь идёт о турнире длиной в полгода! А это меняет вообще всё. Предположим, Каруана, который играл очень бледно в первом круге, ему было нехорошо, теперь возьмёт да и выиграет все партии во втором круге. Это будет справедливо?

- То, что вы сейчас говорите, на мой взгляд, настолько очевидно, что это как таблица умножения. Возникает вопрос. В руководстве ФИДЕ тоже есть шахматные профессионалы, с этим мы не будем спорить, и вы сами их называли. Либо они не понимают всех этих очевидных вещей, либо сами лукавят и пытаются ввести в заблуждение всю непросвещённую шахматную общественность. Как вы думаете?

- В принципе, это то, о чём мы уже говорили, здесь мы отчасти ходим по кругу. Давайте так. Хороших шахматистов довольно много. Сколько из них представлено в Совете ФИДЕ?

- Если я правильно понимаю, то двое.

- Двое!

- Но! Эти двое – Сутовский и Бологан – на самом деле очень близки к «первому лицу», как принято говорить в России о президенте.

- Это понятно. Но вопрос следующий: а эти двое – хороший выбор?

И второе – надо понимать характер шахматиста. Что мы слышим в интервью после партий, после турниров? В девяти случаях из десяти человек говорит: «Спасибо большое, я очень рад быть здесь, вы дали мне деньги, и я буду счастлив, если вы пригласите меня через год». Бологан и Сутовский в этом смысле ничем не отличаются от остальных. Они ни о чём не думают, кроме как о том, какую выгоду получат в результате они сами. Я бы хотел видеть от них больше официальных письменных заявлений, чем безответственного щебетания: ах, господин Дворкович, вы всё делаете правильно, вы начали турнир, вы оборвали турнир, я полностью с вами согласен.

Вообще когда слишком много функций совмещают в себе один-два человека, это очень опасно. В ФИДЕ отсутствуют официальные каналы связи, зато полно неофициальных, все эти советники... Так не должно быть.

В эпоху Илюмжинова тоже был такой человек – Джеффри Борг. Кстати, гроссмейстер Эрик Лоброн частенько подшучивает надо мной – в одном из юношеских турниров я сыграл вничью с Боргом. Конечно, по шахматной силе Борг далеко отстаёт от Сутовского с Бологаном, с другой стороны – для президента ФИДЕ он значил больше, чем сейчас эти двое вместе взятые. Полагаю, он приносил больше денег.

Возвращаясь к тому, о чём мы говорили: очень трудно найти приемлемого шахматного управленца. Человек не из шахматного цеха не понимает шахматы; профессиональный же шахматист слишком привык жить по принципу: «Я гроссмейстер, заплатите мне, и я скажу, какой вы хороший». Если же брать более слабых шахматистов – тех же Макропулоса или Омуку, при всём уважении к их спортивным достижениям (они были первыми в своих странах), или Цорбадзоглу, - очень сложные, неоднозначные фигуры, - по-моему, в своей деятельности они за что-то мстят шахматам.

- Как же выйти из этого замкнутого круга? Как изменить менталитет шахматистов? Или что нужно поменять?

- Опять же, очень важный вопрос. Я много думал об этом. Но должен заметить, что по натуре я всё-таки скорее разрушитель, чем созидатель. И поскольку у меня не так много возможностей что-то строить, мои взгляды не стоит принимать так уж всерьёз. Всё же, я считаю, что главное – проанализировать то, что происходит в ФИДЕ. ФИДЕ – это конгломерат федераций, по одному представителю от каждой. Здесь уже проблема: этот бессмысленный поток людей, перегруженность… Исправлять надо на этом этапе. И кстати, проблема идёт даже не со времён Макропулоса, а я бы сказал, ещё раньше – со времён Эйве. Вспомню Олафссона, Глигорича, Рагозина… Это те, кто представлял свои страны в управляющей структуре ФИДЕ. Поэтому единственный шанс исправить ситуацию – это если национальные федерации будут выбирать в ФИДЕ людей, которые понимают, что нужно шахматам. Иначе мы, как видите, имеем двух кроликов, которые дорвались до одной морковки.

- Я вам скажу, что если международная федерация управляется из Кремля, то не имеет никакого значения, какие там люди откуда отбираются и на что «влияют».

- Тут я не спорю. Просто им нужно воспринимать критику, иначе они сами не смогут продвинуться в сторону демократии. Посмотрите, что практически происходит на выборах. Кто-то приходит с мешком денег и покупает все африканские федерации, кто-то один контролирует все голоса Южной Америки, Азия мечется туда или сюда, Европа… Ну ладно, не буду о Европе. Это не выборы! Сегодня Илюмжинов, завтра Дворкович, послезавтра кого-то ещё приведут, даже неважно откуда.

- Вас в чате спрашивают: «На пост ФИДЕ баллотировались Карпов и Каспаров. Если бы кто-то из них стал президентом, было бы лучше для шахмат?»

- Хороший вопрос. Я, конечно, не провидец, чтобы просчитать, что было бы, если. Одно могу сказать точно: стыд и позор, когда некий человек по имени Илюмжинов, не представляющий из себя ничего в шахматном мире, побеждает на выборах тех, кого вы назвали. Сумасшествие! Такого не должно быть! С этого надо начинать. На одной чаше весов пусто, на другой – два великих имени, и они проигрывают. Мы можем любить или не любить за что-то Гарри Кимовича и Анатолия Евгеньевича, это другой вопрос. Но ни в одной другой сфере не могло произойти того, что произошло у нас. Простите за излишний, может быть, сарказм, но на посту капитана сборной Европы в онлайн-турнире Гарри Кимович тоже выглядит довольно странно.

- Вот мы, кстати, и перешли к ещё одной актуальной теме. Есть ли что-то ещё, что кажется вам странным в онлайн-Кубке наций?

- Это вообще какой-то искусственно созданный турнир. Я понимаю, шахматы в интернете развиваются… Но во-первых, это скучное зрелище. И я далеко не единственный, у кого осталось такое впечатление. Ненастоящие шахматы, не отражают реальное соотношение сил игроков, и вообще как-то по-детски всё выглядит. Конечно, кому нечем занять время, могут смотреть. Я – не смог. Хотя честно пытался – зашёл на сайт, где комментировали Свидлер, Густафссон, даже Карлсен, но тщетно.

При этом интересно посмотреть на составы команд. Турнир называется «Кубок наций». Название говорит само за себя. И что мы видим? Гроссмейстер из Армении Аронян играет за Европу, а гроссмейстер из Азербайджана Раджабов – за Остальной мир, наряду с Садуакасовой из Казахстана, Кори из Перу, Фируджей из Ирана. И где же Маир [Мамедов]?

- Спросим.

- Это я так, подтруниваю немного. Но если серьёзно: Аронян и Раджабов представляют воинствующие друг с другом страны, мы помним, что один из-за этого не приехал на олимпиаду, да и другой не приедет… И вот, как только на кону появляются деньги, как в этом онлайн-турнире, все тут же замолкают. Выясняется, что можно спокойно сыграть даже за команду Планеты обезьян.

- Я приведу другой пример: украинка Анна Музычук играет за сборную Европы, а её сестра Мария играет за сборную Остального мира.

- Именно! Тогда измените название команды! Назовите – «сборная ФИДЕ». А вы в сборную Остального мира берёте азербайджанца и украинку, тем самым исключаете их из состава Европы.

- Самое печальное, что мы обсуждаем эти вопросы с вами, с другими гроссмейстерами, ещё с кем-то, кому интересно об этом поговорить, но с нами не обсуждают это люди, ответственные за эти решения. Нет обратной связи. Они не считают нужным делать это.

- Знаете, я же почти всю жизнь в шахматах. Начал играть в десять лет, выигрывал более старшие категории в Турции, и всегда у меня были трения с теми, кто был при власти в нашей федерации. Кстати, возвращаясь к тому, как вы меня представили в начале интервью – я ведь сейчас выступаю за Сербию, уже около года, а до этого играл за Боснию. Уже 45 лет я в шахматах. И не с бабушкой дома играю, как Илюмжинов, а 45 лет выступлений в официальных турнирах. И никогда за всё это время я не получал ответов на свои вопросы! Даже в самые кризисные времена, когда стояли наиболее острые проблемы, не было никаких официальных ответов.

Я очень горжусь тем, что из всех турецких спортсменов (не только шахматистов) мне выносили больше всего наказаний и взысканий. Когда начинаешь копаться во всём этом, не соглашаться с несправедливостью, со взяточничеством, хищениями, злоупотреблениями и так далее, кто-то всегда даёт какие-то ответы, которые никто не понимает.

Но опять же, дело здесь в самих шахматистах. С этого всё начинается и этим заканчивается: где нет образования, солидарности, этики (взять только читеров, которые повсюду), там правит тирания. Есть «хорошие» тираны, «плохие» тираны, но главное – тирания убивает логику. Всё, о чём мы говорим, это же противоречие самой природе, самой логике. Но никому особенно нет до этого дела – лишь бы платили. Я гроссмейстер – заплатите, я Сутовский – заплатите, я Музычук – заплатите, и я сыграю за «остальной мир». Все счастливы, всё хорошо!

- В чате спрашивают: а вы сами не хотели бы возглавить турецкую шахматную федерацию?

- Видите ли, такая возможность была пресечена на корню. С 1995 по 2008 и дальше я находился под санкциями своей федерации. Они сами для этого придумывали какие-то правила, потом сами же их нарушали. Практически я был тем человеком, который противостоял Язычи – одной из самых отвратительных фигур, которые появлялись в шахматах. В 2008 году я бросил ему вызов на выборах. Но крайне тяжело одолеть человека, за которым колоссальный административный ресурс. Понятно, что он пользовался всеми государственными рычагами. А дальше уже можем гадать, как с Карповым или Каспаровым – что было бы, если бы у меня получилось. Не знаю, я вижу сейчас людей, которые окружали меня тогда, и понимаю, что, быть может, мне пришлось бы избавиться и от них тоже, в свете того, что они тоже замешаны в коррупционных схемах. Но что было, то прошло. Я не слишком зацикливаюсь на той истории, просто критически отношусь к тому, что эти люди делают.

- Ещё в чате спрашивают: «Расскажите, сколько лет вы прожили в Боснии?»

- Я никогда не жил где-либо ещё, кроме Турции. Но я играл за сборную Боснии и Герцеговины, а также выступал за клуб из Сараево, самый титулованный в Европе. Если не ошибаюсь, в последний раз, когда мы выиграли кубок, я был капитаном. Я много раз посещал Боснию, у меня даже был паспорт, но в реальности никогда там не жил. Вообще я частенько разъезжал по миру. Например, в период 1991-1992 годов я сыграл в четырнадцати круговых турнирах в Венгрии, и можно сказать, половину времени проводил там. С 1993-го и едва ли не до конца века очень много играл в Румынии, в Греции. В бывших странах Югославии бывал много раз. А на протяжении последних десяти лет играю едва ли не в каждом крупном турнире в Сербии. И вот вам забавная история: когда я получал сербский паспорт, я должен был предъявить какой-то адрес, и я оказался зарегистрирован по тому же адресу, что Гарри Каспаров и Зураб Азмайпарашвили. Я думаю, было бы интересно посмотреть, как бы мы ужились в одном месте и кто из нас троих, как в игре, должен был бы покинуть жилище. В этом случае, полагаю, проблема вышла бы на национальный уровень.

- Да, неплохая компания…

- Это было ещё во времена, когда клуб развивался. Знаете, что касается Азмайпарашвили, то его я презираю, но Каспаров – это Фигура. Его можно любить или не любить, но он из нашего цеха, шахматист, его не следует критиковать за определёнными рамками. Он много вкладывал в клуб, много сделал, и ему это было действительно интересно. В одном из европейских первенств, когда мы не стали чемпионами, а заняли второе место, за нас играл гроссмейстер Зденко Кожул из Боснии, у которого не заладилась игра. Тогда Гарри нашёл меня и сказал: «Всё, хватит! Меняй Кожула, играй сам!» И я не послушал. Я вообще никого не слушал. Правда, потом признал ошибку и в последнем решающем матче всё-таки заменил Зденко. Но суть в том, как Гарри переживал за наше выступление. Хотя сам играл в команде своего друга Наума Рашковского, точно не помню названия, они часто менялись. Кстати, неудачно сыграл – по-моему, это был турнир, где он проиграл и Хузману, и Рублевскому, в итоге набрал то ли «полтинник», то ли даже в минус ушёл. За нас он болел душой всегда. Поэтому что бы он сейчас ни делал, что бы ни говорил о Путине или Трампе, какую бы сборную ни возглавлял в онлайн-турнире ФИДЕ, - он в любом случае достоин уважения.

- Ещё вопрос из чата: «Будете ли вы играть в чемпионате мира 50+?»

- Классный вопрос! А кто задал его, можно полюбопытствовать?

- В чате он представлен как Саади Искандер. Вероятно, из Азербайджана.

- Тут вот в чём дело. Пока я играл в турецкой сборной, мне ещё не было пятидесяти, а в последние годы турецкая шахматная федерация никогда не выдвигала меня в ветеранские турниры. Я бы с удовольствием сыграл и с Зурабом Стуруа, моим старым приятелем, и с Предрагом Николичем… Но от федерации нет официальных действий в этом направлении. Потеряно уже немало времени, и поскольку мне сейчас 55, я скорее кандидат на участие в турнирах 65+. Не знаю, когда вся эта ситуация с коронавирусом пройдёт, может, я и смогу ещё сыграть где-то в 50+. К слову, у нас может создаться очень неплохая сербская дружина ветеранов – Бранко Дамьянович, я, другие гроссмейстеры. Уж не знаю, сможем ли мы конкурировать с США или Россией, но очевидно, что мы окажем серьёзное сопротивление в борьбе за титул 50+ или позже, если доживём, 65+.

- Ещё два вопроса пришли в чат по поводу турнира претендентов. Возвращаемся к этой теме. «Как вы думаете, почему игроки не поддержали Теймура Раджабова?»

- Позвольте задать обратный вопрос: а поддержал ли кого-нибудь Теймур Раджабов в своей жизни? Ваш вопрос, конечно, правильный. Я уже упоминал, что единства в шахматном кругу просто не существует. Никакой солидарности нет.

Зайдём с другой стороны. Максим Вашье-Лаграв не отобрался в турнир претендентов ни по какому критерию. Когда оставалось последнее место и выбор был за организаторами, они выбрали Алексеенко. Кто-нибудь поддержал тогда Вашье-Лаграва? И тогда Максим, кстати, неплохо образованный, серьёзно изучал физику с математикой, выходит с предложением: давайте сыграем матч. Одна самых нелепых идей, которые я слышал в своей жизни! Это что же получается, следующий этап – дуэль? Как во времена Пушкина? Тогда я готов быть секундантом в такой дуэли.

- Как раз по поводу wild card вас тоже спрашивают: что вы думаете об этом вообще, и в частности о том, что это место уходит к российским игрокам?

- Тут две стороны проблемы. Во-первых, я категорически против персонального приглашения в турнир претендентов. Но если уж такое правило существует, то никоим образом оно не должно затрагивать ни этнического происхождения шахматистов, ни национальности, ни чего-либо ещё в таком духе. Должны быть очень серьёзные спортивные критерии! Приведу пример: в 1986-87 годах я выиграл национальные чемпионаты Турции, стал серьёзной и авторитетной фигурой в наших шахматных кругах. В 1990 году ввели правило wild card для сборной страны, то есть один игрок мог быть приглашённым. Я сказал: что ж, тогда я не буду играть национальный чемпионат. Мне сказали: тогда мы отдадим это место другому. Нет уж! – ответил я и сыграл в первенстве. Всякий раз, когда у меня были плохие отношения с федерацией, пригласительный билет в сборную доставался кому-то другому. На самом же деле приглашение должно соответствовать строжайшим критериям. И предоставляться такое место должно реально сильнейшему из тех, кто ещё не в составе. В последнем турнире претендентов таковым был Вашье-Лаграв!

- И кстати, ведь Раджабова, по всей видимости, включат в следующий турнир претендентов (по крайней мере, об этом говорил Дворкович, хотя официального решения ещё нет). Надо понимать, что он же займёт там чьё-то место. Либо место wild card, либо ещё чьё-то, либо ради этого включения ещё как-то поменяют правила.

- Вы совершенно правы. Выглядит в высшей степени странно, когда в 2020-м году номинируют кого-то на турнир 2022 по wild card! Что здесь сказать… Могу только отослать к тому, с чего мы начинали разговор: не должно быть вот этого советничества со стороны шахматистов.

- Вы имеете в виду советничества со стороны Сутовского и Бологана?

- Да вы поймите, я не хочу, чтобы интервью превращалось в разговор о Сутовском и Бологане. Первого я знаю немного и не хочу знать о нём больше. Что же касается Бологана, то его я знаю с детства – мы вместе играли и в Румынии, и в Маниле, и где только не играли. В общем, не советники должны решать, а у главы организации должно быть своё чёткое понимание, что делать. Вот для этого он и должен быть шахматистом. Нельзя же до бесконечности взывать о помощи Маира Мамедова! Кто-то должен взять и пресечь это безобразие.

- Что ж, Суат, раз уж вы сказали, что вы гордитесь тем, что вы самый наказываемый спортсмен в Турции, то в таком случае позвольте мне гордиться тем, что однажды в 2012-м году я встал с вами в один ряд и тоже был «наказан»…

- Вам, похоже, тоже нужно перебираться в Сербию...

- Да-да, особенно учитывая последние события, которыми, по такой логике, я тоже должен гордиться.

- Кто-то же должен бороться со злом, кто-то должен называть вещи своими именами.

Когда я увидел, что Дворкович не даёт аккредитацию для работы на турнире претендентов человеку, представляющему лучший шахматный сайт… Смешно! Это что, мы возвращаемся во времена Язычи/Илюмжинова/Макропулоса?..


  


Комментарии

Суат - молодец! Человек с

Суат - молодец! Человек с принципами, что крайне важно.
У меня есть всего одна книга на турецком языке, и эта книга - сборник избранных партий Аталика.
Превосходная книга!

"Принцип почти всех

"Принцип почти всех шахматистов: заплатите мне, и я скажу, какой вы хороший" тоже лучше не скажешь о шахматах, как о виде спорта. ведь в других массовых видах спорта деньги наоборот платят сами спортсмены, потому что этот спорт по настоящему нужен спортсменам, а не деньги. деньги ведут к деградации. это закон везде, в т.ч. и в бизнесе: чем меньше думаешь о деньгах, тем более успешным становишься.

Давайте отменим тогда деньги

Давайте отменим тогда деньги в хоккее или в футболе и увидим, как это повлияет на профессионалов. В шахматах денег все же заметно меньше, чем в самых популярных видах спорта.
Мысль гм Аталика действительно умная, а с другой стороны было бы нелепо все время жаловаться на своего работодателя, если не все так уж плохо. Иногда надо поднять голос, но зачем не отметить, что удалось организовать хороший турнир, если так и есть?

//Принцип почти всех

//Принцип почти всех шахматистов: заплатите мне, и я скажу, какой вы хороший//

Я думаю, что положение дел еще хуже. Если шпилеры скажут что-нибудь забесплатно, то они скажут какую-нибудь глупость. Если они сделают что-нибудь забесплатно, то они сделают какую-нибудь подлость. И хотя, конечно, они предпочитают изрекать глупости и вытворять подлости за деньги, не следует обманываться на их счет: даже при прекращении оплаты они будут продолжать говорить и делать ровно то же самое.

И такое положение дел есть прямое следствие "развития шахмат".

Поэтому на шпилеров мы никоим

Поэтому на шпилеров мы никоим образом не должны ориентироваться. Вся надежда только на игроков и на 600 миллионов истинных ценителей шахмат всего мира.

Поздравляю всех уважаемых читателей "Шехины" и "ЧН", всех действительных членов Всемирного Совета игроков, всех симпатизирующих и просто внимательно следящих за нашими публикациями - с 22-й годовщиной WPC!

К сожалению, последние месяцы оказались омрачены пандемией коронавыруси (мартовским путчем мистиков талмуда и каббалы), и мне пришлось отразить данное обстоятельство на нашем уже традиционном ежегодном праздничном "Эц Хаиме Третьего тысячелетия".

http://forumfiles.ru/uploads/0011/ce/80/2/361034.jpg

(Прошу, в виде исключения, нашу праздничную картинку не стирать.)

//единства в шахматном кругу

//единства в шахматном кругу просто не существует//

А нам, собственно, и не нужно никакого "единства-ФАШИО". Наоборот, нам нужна максимально ясная дифференциация, нам нужно отделение мух от котлет, питомцев от големов и шпилеров от игроков.

Критерий дифференциации у нас предельно четкий - отношение к мегачитерам, к некромантии и, более конкретно - к феномену ритуальных сплавов в шахматах.

Требуешь громогласно, открыто и публично дисквалификации мегачитеров - значит, игрок, уважаемый человек.

Прикрываешь мегачитеров, юлишь, сикофантишь - значит, шпилер. Значит, тащишь шахматный мир в болото тирании, в царство мошиаха, в концлагерь Освенцим.

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: В эфире Генна Сосонко, сейчас перерыв в матче Каспаров-Шорт. Генна, как проходит матч, в какой атмосфере? Расскажите нам, пожалуйста, передайте атмосферу.

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • English version

    Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News. Я Евгений Суров, и на связи со мной Вугар Гашимов, один из участников сборной Азербайджана. Добрый вечер, Вугар!

    В.ГАШИМОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Е.СУРОВ: Сергей Карякин, Вейк-ан-Зее, первое очко... И первый вопрос: как вы это очко завоевали? Расскажите о сегодняшней партии с Люком ван Вели.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Встречаются Илюмжинов и Полсон.
    – О! Боже мой, Боже мой, кого я вижу, какой человек! Очень рад вас видеть.
    – И я очень рад.
    – И я очень рад вас видеть.
    – И я очень рад.
    – И я вас…
    – И я вас…
    – И я…
    – И я…
    – Очень рад.
    – Очень рад.
    – Вы надолго к нам?

  • Завершился первый отрезок командного чемпионата мира, и мне хотелось бы поделиться некоторыми соображениями относительно выступления сборной России.

  • Е.СУРОВ: С нами Владимир Крамник. Приветствую вас! Скажите, когда две партии белыми на старте, есть ли у вас какая-нибудь особенная стратегия? Ясно, что таких случаев в вашей практике, наверное, было бесчисленное количество в разных турнирах. Надо ли по максимуму набрать очки на старте? Или это всего лишь обычный турнир?

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться.