Волшебник староиндийской

Время публикации: 06.06.2011 18:08 | Последнее обновление: 06.06.2011 19:54

"Цель творчества - самоотдача, а не шумиха и успех..."
Б. Пастернак

Не стало Лени Юртаева - одного из сильнейших советских мастеров 80-х, шахматиста ярчайшего, самобытного таланта.

Решительный и отважный боец за доской. Гроза авторитетов. Побеждал Каспарова, Иванчука, Таля, Морозевича, Бареева,Тукмакова, Романишина и других сильных грссмейстеров (список длинный).

Безграничная фантазия, блестящие тактические способности вкупе с оригинальным мышлением - он любил и умел находить исключения из правил - создали его неповторимый шахматный силь. "Киргизский". В шахматном мире его так и называли - Киргиз (хотя он им не был по национальности, но всю жизнь прожил в Киргизии и играл за сборную этой страны).

А в обычной жизни - "свой парень", очень компанейский и доброжелательный, надежный и отзывчивый друг. Его, мне кажется, все любили, и обращение "Киргиз" звучало тепло, по-родственному. Как "брат".

Он и был как брат (для меня скорее старший), на которого можно положиться в трудную минуту. Я убедился в этом, когда Леня выручил меня в одной ресторанной заварушке в 88-м в Симферополе, где мы вместе играли первую лигу чемпионата СССР. Но я забежал вперед...

Познакомились мы в 79-м, а дружить стали с "вооруженки" (чемпионат Вооруженных сил СССР) 84-го в Минске. Потом было еще много "вооруженок" и других турниров. Так, вместе играли и жили в одном номере на соревнованиях Гаусдалл-1990 и Хельсинки-1992. Много общались. На самые разные темы. Часто "под бутылочку", что греха таить.

Но это не было главным. Главными всегда оставались Шахматы. Он любил их бесконечно и бескорыстно.

Так же бескорыстно делился своими парадоксальными идеями. В основном - по обоюдной любви - мы анализировали  староиндийскую. Она занимала особое место в творчестве Лени. В ней он был волшебником, в руках которого фигуры оживали и появлялись в самых неожиданных местах. В ней особенно ярко проявились его дарования: чувство инициативы и скрытой динамики, тактическая зоркость и свежесть мышления.

"В "старушке" (так он всегда называл староиндийскую) главное успеть напасть. Иначе задушат".  Вот так емко он сформулировал ее суть. Сегодня этими словами я начинаю работу с учениками в староиндийской.

Конечно, написать "анализировали" было несколько самонадеянно с моей стороны. В основном Леня сыпал идеями и вариантами, а я внимал с широко раскрытыми глазами.

При этом он никогда не пользовался записями. (Это про него из того же Пастернака: "Не надо заводить архива, над рукописями трястись".)

Здесь необходим небольшой экскурс в прошлое.

Дело в том, что в начале 80-х в "старушке" назрел некий кризис идей за черных (многие тогда бросили ее играть), и особо проблемным считался как раз вариант Авербаха. Я тоже пребывал в сомнениях и исканиях. И приведенная выше партия - точнее, идея, которая продемонстрировала, КАКИЕ(!) бывают ресурсы в этом дебюте, была для меня как живая вода, которая дала новые силы. Возможно, из-за нее я и остался в рядах "верных староиндийцев".

А то, что идея сама по себе полукорректная?! "Что ж, - не унывал Леня, - повеселились немного и хорошо! Еще что-нибудь придумаю".

И придумывал. Уже более глобальные и основательные вещи.

Сразу скажу, что подробное их изложение требует отдельного исследования. Вспомню здесь особо памятные мне его староиндийские откровения.

Так, в том же варианте Авербаха он реабилитировал важный эндшпиль против Евгения Бареева в 1990 году.

Кстати, эта победа во многом предопределила успех сборной ЦСКА, которую он возглавлял, в борьбе за Кубок СССР.

В очень плотной системе с g3 ему мы обязаны хитрой и динамичной системой с 11...h6 и Bd7 (без с7-с6), где дальнейшие методы контригры - Ne6-g5 (для этого h6!) и неожиданное Re8-e5-h5 - в атаку! Здесь, по-моему, наиболее показательные партии с Тукмаковым и Асеевым (обе 1988 года).

А посмотрите его поединки в "югославском варианте": с Szekely - 1979, Андреем Харитоновым - 1983 и Дмитрием Бочаровым - 1998 - хрестоматийные для этого варианта!

В "классике" на моих глазах состоялось рождение его детища - 7...Na6!. Это произошло на "вооруженке" 1988 года в партии против Валеры Чехова (мы играли в одной команде). Потом  все вместе долго анализировали. Леня, как обычно, с удовольствием демонстрировал варианты. Ход тут же вошел в моду, и сейчас это одна из основных линий. А вот сам автор как-то остыл к нему.

Похоже, ему больше нравилась  живая игра после 7...eхd4. Здесь его "визитная карточка" - потрясающая жертва ферзя против Саши Хузмана в 1987-м.

Вариант интересный, динамичный. Не случайно наиболее известный староиндиец современности Раджабов избрал его в важной партии тай-брека недавнего матча с Крамником.

А вот 7...Nc6 Леонид как-то не жаловал. Предполагаю, что ему не нравились "цепи", а еще более - "чужие" форсированные линии во многих вариантах. Однако на Олимпиаде-1992 в Маниле, возглавляя сборную Киргизии, он взялся и за эту систему. Конечно, по-своему. Как поведал сам после турнира, "посидел недельку и разобрался".

На той Олимпиаде он "разобрался" с Корчным и Камским (ничьи) и выиграл у Азмайпарашвили. Эти партии говорят о его истинной шахматной силе и потенциале, который до конца, увы, не раскрылся.

Спортивные успехи отставали от творческих. Часто он не выдерживал монотонной рутины длинных турниров, а еще чаще увлекался какой-нибудь новой идеей в ущерб результату. Удел Художника!? Может быть. Он не жаловался на судьбу, обладая редким качеством - радоваться тому, что есть, и радоваться творчеству.

И оставил нам не только и не столько сухой перечень "голов, очков", а гораздо большее - живую творческую мысль. Она пребудет всегда.

"Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь..."


  


Смотрите также...