Александр Бах: "Труднее всего с Ароняном - он требовал заоблачных денег за участие"

Время публикации: 24.07.2020 17:36 | Последнее обновление: 24.07.2020 17:36

Александр Бах организовал бессчётное количество турниров, в том числе самого высокого уровня. В интервью Василию Папину он рассказал, с кем из шахматистов договариваться легче, а с кем наоборот:

"Если брать супертурниры Мемориалы Таля, то наибольшие трудности для меня представляли переговоры с Левоном Ароняном. Он требовал заоблачных денег за своё участие. Где-то приходилось идти навстречу, но я не считал, что это адекватно. Более того, я знаю, что не только я как организатор испытывал эти трудности с Левоном".


В Мемориалах Таля Аронян трижды делил первое место: в 2006, 2010 и 2011 годах

"Конечно, никаких проблем никогда не было с Сергеем Карякиным. Очень легко было с Вишванатаном Анандом. Чуть сложнее было с Крамником, но тоже возможно.

- А с Магнусом?

- С ним вообще никогда никаких проблем не возникает".


  


Комментарии

Бах трактует карповскую

Бах трактует карповскую 'бережливость' как естественное следствие нищего советского детства. Беда да и только с убогим гитлеровско-сталинским детством.

Когда советские войска

Когда советские войска вступили на территорию Германии, то самое большое удивление вызвали запасы продовольствия у мирных немецких граждан. "Мы до войны так не жили, как они сейчас!" - говорили красноармейцы. Так что, "убогое гитлеровское детство", как Вы пишете, вызывает большие сомнения! (Александру Григорьевичу прежде всего здоровья!)

Подразумевалось детство трщей

Подразумевалось детство трщей Джугашвили и Шикльгрубера, особенности их характеров вследствие убогих ранних лет.

Эх Василий, Василий, что же

Эх Василий, Василий, что же так сплоховали, что же не спросили Александра Григорьевича (в девичестве - Гиршевича) о Борисе Васильевиче?
Нет, не Спасском. Тарасове. Именно начальник 3-го отделения 11-го отдела Пятого управления КГБ полковник Борис Васильевич Тарасов завербовал гражданина Баха в 1979 году.

"Формально агентурную связь с Карповым (Раулем) осуществлял Пищенко (каратист, телохранитель Карпова из КГБ - Я.З.). Но основную работу и с Карповым, и с его помощниками, ближайшими из которых были два Алика, как их называли в шахматной среде - Александр Бах и Александр Рошаль, - проводил непосредственный начальник Пищенко Тарасов.
Именно Бах, вхожий в круг Гулько, по указанию Тарасова настойчиво предлагал Гулько отказаться от планов выезда на постоянное место жительства за границу, взамен суля различные блага, прежде всего возможность участия в престижных зарубежных турнирах. Однако Гулько на уговоры не поддался" (В. Попов, Ю. Фельштинский).
Уж не поэтому ли Алик Бах, столь "много сделавший для других", редко даёт интервью?

Учитывая теневую деятельность Баха, можно не особо вчитываться в его характеристики Карпова и Батуринского. Шахматным коллекционерам хорошо известно, каким образом Батуринский, как-то укравший 3 ценнейшие книги у Ботвинника, заполучил коллекцию Майзелиса/Вайнштейна и как был недоволен суммой, предложенной ему Карповым. Но пусть эта история, в которой были завязаны эти два жука, так и останется между ними. Мне же хочется слегка коснуться так называемой "бережливости" Карпова.
Известно, что Карпов законченный жмот и скряга, по сравнению с которым даже Алехин кажется очень щедрым человеком (как-то, например, находясь в Штатах, оплатил чай Денкера), поэтому, обделывая свои делишки, Карпов не тратил ни копейки.
Например, Бах сообщает: "Что касается отношений Карпова с его тренерами, то я могу сказать следующее. В той мере в какой он понимал это, он о них заботился. Насколько я знаю, гроссмейстер Юрий Балашов (у которого к этому времени было пятеро детей) получал квартиры благодаря поддержке Анатолия Евгеньевича. Потому что получить две квартиры на одном этаже, это не так просто было в наше время. Тем более в районе, кажется, это Юго-Западная, который был одним из лучших. Насколько я помню, Карпов принимал участие в получении квартиры гроссмейстером Ефимом Геллером. Если не ошибаюсь, то и в получении квартиры для Игоря Зайцева Карпов приложил руку, хотя здесь могу и ошибаться".
Всё это замечательно, но Карпов не потратился. Он использовал своё имя, своё влияние, свои связи, но только не свой кошелёк. Оплачивали всё это советские люди, которым платили меньше, чем они нарабатывали.
Или вот другой пример. Виктор Корчной не без оснований подозревал английского гроссмейстера Рэя Кина в выдаче Карпову дебютных планов на последнюю, 32 партию матча в Багио. Корчной ранее поймал Кина на нарушении условий контракта, согласно которому Кин не имел права писать книгу о матче до его окончания (там была долгая история - Кин пытался оправдаться, отнекивался, но точку в "дискуссии" поставила мать Майкла Стина - еще одного секунданта Корчного, печатавшая этот контракт). У Корчного не осталось сомнений в предательстве Кина, когда выкупив архивы КГБ, он узнал, что Кин принимал участие в сборах команды Карпова перед матчем в Мерано. Но в 1986 году появилось ещё одно доказательство.
Как известно в знаменитой и популярной серии ВШМ было всего 4 книги, написанные иностранными авторами: Фишер, Ларсен, Эйве и Нимцович. Блестящие книги Фишера, Ларсена и Манингоффа (его книга об Эйве вышла без указания автора, так как автор - Манингофф не только имел русские корни, но еще и был сыном члена SS, воевавшего против СССР), вышли хотя и с нарушением авторских прав, но вполне заслуженно. Но книга Кина о Нимцовиче была довольно обычной. Почему для серии ВШМ выбрали именно книгу Кина? Да Воронков с Плисецким, отец и сын Линдеры или Яков Нейштадт написали бы в сто раз лучше! К тому же о Нимцовиче были ранее написаны прекрасные книги лично знавшим знаменитого шахматиста датчанином Бьёрном Нильсеном (1945) и американцем Фредом Рейнфельдом (1948). Так почему Кин? Всё просто: Карпов расплатился со своим информатором, расплатился деньгами российского налогоплательщика, в том числе и моими.

Почему я написал этот текст? Все просто. Я не хочу, чтобы все эти зубаревы, котовы, юдовичи-старшие, чеховеры, рошали, бахи и карповы уходили из жизни в почёте и уважении. Эти люди достойны презрения. И никакие деяния их не оправдают.

//Кин принимал участие в

//Кин принимал участие в сборах команды Карпова перед матчем в Мерано//

Вполне обоснованно досточтимый Яков решил в очередной раз привлечь наше внимание к зловещей фигуре британского каббалиста, агента нескольких спецслужб, гроссмейстера Раймонда Кина. Вне всякого сомнения, Кин – один из ключевых персонажей в малых каббалистических мистериях конца ХХ столетия. Он был доверенным лицом, опекуном и "дуэньей", в одно и то же время, и коммуниста Виктора Львовича Корчного, и коммуниста Аарона Евгеньевича Киппура, и коммуниста Гарри Кимовича Каппароса.

Из всех перечисленных, "духовно и интеллектуально" Кин был ближе всего к воспитаннику азербайджанского КГБ, но нельзя недооценивать и того разлагающего влияния, которое он оказал на агентов КГБ Кораха и Аарона. Это полностью коррумпированный деятель, преданный адепт проекта "мошиах" (антихрист) и программы "развития шахмат".

С решающим участием Р. Кина прошли сразу четыре договорных (сплавных) матча на "первенство мира по шахматам": Багио (1978), Лондон (1986), Лондон (1993) и Лондон (2000). Он был главным организатором трех последних мероприятий и связующим звеном (курьером) между "советскими" и "антисоветскими" в Багио.

Неплохо погрел руки Раймонд Кин и на проведенной в 1995 году в Нью-Йорке операции Профессиональной шахматной ассоциации "Шмоне Эсре" ("восемнадцать"), или "Тефилат ха-Амида" ("стоячая молитва") - ритуального благословения на снос башен-близнецов WTC, известного в широких шахматных кругах как сплавной матч PCA Каппарос-Ананд.

Является ли коммунистом Раймонд Кин, был ли он штатным сотрудником КГБ в 1970-е, 80-е и 90-е годы? Думаю, мы не ошибемся, если ответим на эти вопросы утвердительно. Слишком глубоки и бесспорны порочащие его связи с воспитанниками азербайджанского и московского КГБ, коммунистами Киппуром и Каппаросом.

Подобные достойные презрения шахматные персонажи так и норовят умереть в собственных постелях, в окружении если не почета и уважения, то, по крайней мере, тех земных благ, которые оказались излиты на них спецслужбами в оплату оказанных ими инфернальных услуг. Тысячу раз прав досточтимый Яков - нельзя этого допускать.

Была еще книга Глигорича

Была еще книга Глигорича "Играю против фигур" ... но это к слову, а к делу не относится. Просто будучи занудой, не мог удержаться!

Дорогой Ю.! Спасибо за

Дорогой Ю.!
Спасибо за уточнение. Да, ты абсолютно прав. Я помнил про книгу Глигорича, но посчитал её советской, так как Глигорич написал книгу на сербско-хорватском языке для советского издательства, а Валерий Мурахвери перевёл на русский. Была ли это книга издана в Югославии? Не уверен. Я никогда её не видел, хотя отдел "Югославия" в моей коллекции один из самых обширных.
Ещё тогда, в 1983, я заметил некоторые странности в этой книге: очень короткая биография и практически ничего о военных годах ("Я вернулся в освобождённый Белград..."). А во время войны Глигорич пережил многие события. После смерти матери Глигорич жил в семье известного хирурга Милянича. После бегства в Черногорию ему очень повезло: Черногорию оккупировали итальянцы, а не немцы. Глигорич уже было собрался учиться в итальянском университете, но выяснилось, что в Италии пришлось бы вступить в фашистскую партию, чего он не хотел. Правда, членство в фашистской партии былo гораздо безопаснее членства в коммунистической партии, основанной бесчеловечным фанатиком Антонио Грамши. Короче говоря, Глигорич долго решался, кого поддержать, так как в военные годы в Югославии было 3 главные силы. И только в 1943 году он присоединился к партизанам Тито и угадал. А между тем Д-р Милянич становится президентом Черногории и пытается вытащить юного Светозара с фронта, а Глигорич упирается. И всё-таки Глигорича убирают с фронта. Постарался будущий посол СФРЮ в Штатах и СССР Микунович. Глигоричу, плакавшему от досады, дали должность начальника всех полицейских небольшого города. Микунович спас Глигоричу жизнь, так как спустившись с гор, партизаны Тито несли огромные потери в боях с немцами: "лучше живой шахматист, чем мёртвый партизан" (David Levy). Так что Глигорич участвовал в боях всего около года.
После войны, став политическим обозревателем одной из газет, честный и объективный Глигорич, частенько писал правду об СССР.
Всего этого, естественно, нет в книге, изданной в СССР.
Но это есть в книгах о Глигориче, изданных на Западе.
А книга Глигорича "Играю против фигур" была переиздана в Англии в 2002. Расширенное издание. Там уже более подробно описаны военные годы.

Дорогой Я.! Прими

Дорогой Я.!

Прими благодарность от Ю.

Жизнь и Судьба Глигорича тоже могли бы стать темой романа-эпопеи, но не такого, разумеется, как у Гроссмана. Нам легко рассуждать о сходстве и почти тождестве тоталитарных режимов - коммунизма и фашизма-нацизма. Но ему-то, Светозару, пришлось жить в то время и делать выбор из нескольких зол. Для шахматиста это был трудный выбор с неясными последствиями.

Еще раз - спасибо! - Ю.

Уже целое столетие как игру в

Уже целое столетие как игру в шахматы красные стали использовать в качестве орудия пропаганды. И этот блядский процесс с активным участием Крыленко, Постникова, Батуринского, Илюмжинова, Дворковича продолжается эффективно и безостановочно лишь с небольшими сбоями системы. Работоспособные сексоты Бах и Кин в этом паскудном бизнесе тоже играют роли фигур легкого поведения.

Позавчера Дмитрий Гордон

Позавчера Дмитрий Гордон разместил на своем канале интервью с "бывшим" подполковником КГБ Владимиром Поповым. Владимир Константинович более известен как соавтор Виктора Корчного и Бориса Гулько в книге "КГБ играет в шахматы".

Офицер КГБ Попов. Агенты КГБ Михалков, Листьев, Доренко, Кирилл, Гусинский, разработка Трампа, Путин

О том, как КГБ на самом деле играет в шахматы, нет ни одного слова ни в упомянутой книге, ни в этом последнем интервью советского чекиста. Однако некоторые декларации В. Попова наводят на такую мысль: а насколько случайным явилось его шахматное соавторство с Борисом Францевичем Гулько?

Владимир Константинович признает по ходу беседы, что им лично были завербованы в КГБ более 30 деятелей культуры и спорта. Он также согласен с тем, что проект "перестройка" (как, впрочем, и "ГКЧП"), с его кровавыми межнациональными конфликтами, организованными "природными" и техногенными катастрофами, в значительной степени, контролировался и направлялся КГБ.

Попов также прямо утверждает в интервью, что практически все советские "диссиденты", которые не отсидели реальные срока за свою либертарианскую деятельность, были стукачами и завербованной агентурой КГБ.

Из всего перечисленного возникает естественный вопрос о статусе в органах Б.Ф. Гулько. Его страдания и страсти по плановому ИСХОДУ из созданного раввинами СССР-Египта-Мицраима ограничились кефирными диетами и рассчитанными на иностранную прессу пикетами на Арбате. Шуму было поднято немало, а репрессий никаких не последовало.

В.К. Попов подчеркивает в своем интервью, что отношения с завербованной им агентурой у него всегда складывались самые доверительные, почти интимные, задушевные. А каков характер его связей с соавтором Борисом Францевичем?

По возрасту (род. в 1947 г.) Владимир Попов не мог быть оперативником, разрабатывавшим агента Кораха (Виктора Львовича Корчного) и склонившим его к эмиграции и участию в будущей "перестройке". А вот вербовку Бориса Францевича ему вполне могли бы уже и доверить. По возрасту и срокам службы все совпадает.

"У нас все были в СС"

"У нас все были в СС"

Смотрите также...