Патцеры и кибитцеры

Время публикации: 05.02.2021 02:19 | Последнее обновление: 05.02.2021 02:26

На Олимпиаде в Ницце (1974) в первом туре полуфинала голландцы проиграли слабой команде Австрии 1:3. Только мне удалось добиться победы, и Доннер за ужином говорил: «Ты уж извини, что приехал в такую патцерскую страну…» Тогда я услышал это слово впервые и, рассказывая об этом, перевел замечание голландца как «пижонcкую страну».

Но международное слово для некомпетентного, слабого игрока - именно патцер (patzer). Когда Харольд Шонберг потерпел поражение в сеансе одновременной игры с Гарри Каспаровым, он опубликовал статью в «Нью-Йорк Таймс» под заголовком - I Lost to Kasparov: A Chess Patzer’s Tale. (1988). И никому не нужно было объяснять, что имел в виду знаменитый музыкальный критик (и страстный любитель шахмат).

Согласно словарю Вебстера, слово patzer пришло в английский из немецкого. Патцер - это некомпетентный, неумелый игрок; тот же словарь приводит в качестве синонима woodpusher – то есть передвигатель деревяшек.

Это не единственный синоним. В английском для патцера существовали (и существуют) немало других жаргонных слов. Это - фиш (рыба), как порой дразнили худого мальчишку сверстники, не подозревая, что издеваются над будущим чемпионом мира. А тому это казалось особенно обидным: ведь слово было созвучно с его фамилией. Правда, очень скоро, когда мальчик стал сокрушать своих обидчиков (и не только их, но и лучших гроссмейстеров мира!), он сам использовал за дружеским блицем самые разнообразные словечки: «слабак», «кролик», «цыпленок» и т.д.

Если слово «патцер» пришло из немецкого, другое - kibitzer - имеет очевидные идишские корни. Кибитцер - это сторонний наблюдатель, болельщик, следящий за игрой. Но и не только. Очень часто кибитцер не довольствуется пассивной ролью и обменивается мнениями с другим кибитцерем, комментирует ходы играющих, а то и дает непрошенные советы.

Кибитцеры имели место в шахматах всегда, даже когда самого слова не существовало.


Этот снимок сделан в одном из парков Мехико.


А это фотография Нью-Йорка шестидесятых годов прошлого века, но понятно, что аналогичную сцену можно было увидеть всюду, где играли в шахматы.

В мои времена о непрошенных советчиках говорили: третьего игрока под стол! Сегодня мы очутились в ситуации, когда под столом оказался не только третий, но и второй игрок. Ведь подавляющее большинство турниров играется онлайн, и шахматист почти всегда видит не доску и соперника, а диаграмму на экране. Что касается советчиков, предлагающих только лучшие продолжения, то шахматное сообщество ведет с их пользователями борьбу, но особых успехов пока не видно.


* * *

Любители шахмат в Советском Союзе поначалу подходили под категорию зрителей, нежели кибитцеров.

«Шахматы ничем не хуже скрипки», – утверждал Ботвинник, и поэтому игра в шахматы требует абсолютной тишины. Он вспоминал, что идеальные условия были достигнуты в Колонном зале Дома Союзов в 1941 году во время матч-турнира на звание абсолютного чемпиона СССР: «По среднему проходу гулял блюститель порядка в милицейской форме. Один раз недисциплинированный зритель был выведен и оштрафован».


Десять лет спустя. Тот же Колонный зал Дома союзов в Москве. 19-й чемпионат СССР 1951. Дисциплина на сцене, дисциплина в зале!

В конце пятидесятых годов нравы стали свободней, и российских любителей шахмат тоже можно было считать не только зрителями, но и кибитцерами.

БОТВИННИК - ТАЛЬ (6-я партия матча на первенство мира, 1960)

После хода Таля 21…Nf4 в зале стоял такой гул, что Патриарх потребовал перенести партию в комнату за сценой.

Однажды даже тугой на ухо Корчной, сделав ход в партии со Спасским, громко крикнул в зал: «Прекратите галдеть!» Тишина восстановилась на несколько минут...


Фотография молодых Спасского и Таля, играющих блиц в Чигоринском клубе Питера стала классической. Но здесь, конечно, не до обсуждения ходов – позицию бы разглядеть!

Но в какой бы стране мира турнир ни проводился, высидеть несколько часов, не обменявшись мнением с приятелем или просто соседом, было непросто. Хотя встречались и такие. Мой друг, писатель и журналист Леонид Финкельштейн (Владимиров), десятки лет проработавший на Би-Би-Си, мог часами неподвижно сидеть в зале декабрьского турнира в Лондоне (London Chess Classic). Альтернативе - заглянуть в пресс-центр, чтобы вблизи увидеть (и услышать) не только журналистскую, но и многочисленную гроссмейстерскую братию, он предпочитал блаженство погружения в мир собственных расчетов и был несказанно счастлив, когда гроссмейстер на сцене делал «его» ход.

В последнее время кибитцеры переместились в чатовое пространство Интернета. Вот где им раздолье! Здесь они обсуждают партии, не стесняясь в выражениях. Что касается предлагаемых ходов… Движок ведь включен у каждого, и их рекомендации базируются понятно на чьей оценке. В остальном же они вольны высказывать любые мнения о шахматах, шахматистах, комментаторах и вообще обо всем что угодно (что и делают).

Но если интернетовские кибитцеры будут существовать до тех пор, пока за шахматными партиями можно следить онлайн, о зрителях - в старинном смысле слова - такого не скажешь.


За партией Карлсен - Гельфанд наблюдают Юрий Разуваев и автор этих строк - на заднем плане. (Чемпионат мира по блицу. Москва, 2009.)

Не хочется кончать на грустной ноте, но надо смотреть фактам в лицо: вряд ли мы увидим подобную картину в ближайшее время, если увидим когда-нибудь вообще.


  


Смотрите также...

  • «Ничего, оботремся…» - сплевывал символическим плевком Таль, когда за дружеским блицем просматривал пешку или какой-нибудь маневр соперника. Иногда в его репертуаре появлялось: «Пижон - голубая вода». Произносил он это тоже с улыбкой, а я всё забывал спросить, почему - голубая вода.

  • Во втором матче на первенство мира Петросян - Спасский (1969) чемпион мира выиграл первую партию и повел в счете. Однако затем его результаты стали менее впечатляющи, и в конце концов Спасский одержал победу (12,5:10,5).

    В цикле исключительно популярных тогда анекдотов «армянского радио» сразу появился следующий, посвященный ходу поединка в передачах этого «радио»:

  • Американский гроссмейстер Уильям Ломбарди скончался минувшим утром от сердечного приступа, немного не дожив до своего 80-летия.

  • Когда в 1937 году Федор Иванович Дуз-Хотимирский (1881-1965) попросил четырнадцатилетних подростков сыграть за сборную столичного «Локомотива», у них уже был второй разряд – не так и мало по меркам того времени. Тезки, сидевшие к тому же в школе за одной партой, на всякий случай должны были выступать под другими именами: Яша Эстрин под фамилией Блохин, Яша Нейштадт стал Смирновым.

  • С именитым режиссёром побеседовал Дмитрий Плисецкий.
    Фото - © РИА Новости

    — Станислав Сергеевич, вы — известный кинорежиссер, драматург, публицист — словом, очень занятой человек и, оказывается, еще и заядлый шахматист! С чего началось ваше увлечение шахматами?

  • Дело было в начале семидесятых застойных годов в Москве.

  • Перед началом чемпионата мира по блицу на сцене ГУМа вручали награду сильнейшему шахматисту минувшего года. Получив из рук главного редактора журнала «64-шахматное обозрение» статуэтку «Очарованного странника», Магнус в ответной речи упомянул число 67. Собравшиеся было подумали, что норвежский вундеркинд ошибся и перепутал название всемирно известного журнала.

  • Несколько недель назад на Chess-News появился отзыв-впечатление известного шахматного журналиста Константина Базарова от блиц-турнира «Шахматные Этюды в ФОНБЕТе». Как турнирный директор и руководитель шахматной школы «Этюд», считаю необходимым донести до шахматной общественности позицию организаторов по участию в турнирах.

  • Не раз вспоминал уже Михаила Таля. Но этот год особенный. Сегодня ему могло бы исполниться семьдесят пять.

    Перебираю фотографии. Каждое остановленное мгновение жизни окунает в прошлое, колет память. Грусть. Но порой - и улыбка тоже.

  • Они чувствуют себя совершенно забытыми. Они не попадают ни в категорию открывшихся рядом многочисленных кафе и ресторанчиков, ни в разряд функционирующих спортшкол и фитнес-центров. Даже казино, расположенное совсем рядом, уже распахнуло свои двери. Хотя в Голландии сегодня отменены практически все коронавирусные запреты, шахматисты чувствуют себя обойденными.