Зелёная энергия

Время публикации: 11.04.2021 01:10 | Последнее обновление: 11.04.2021 01:24

Продолжаем серию рассказов о гроссмейстерах, чьи судьбы складываются иначе, чем у элитных.

Первая часть | Вторая часть

Голландия – страна маленькая, и хотя мальчики жили в разных городах, встречались они в Утрехте и в Амстердам приезжали вместе. Нельзя сказать, что наши занятия были интенсивными: хотя тренировки и длились часа четыре, проводились они только два раза в месяц, всегда по воскресеньям. Все трое были еще школьниками, и воскресенье был для них единственным свободным днем. Сколько продлились наши занятия? Не помню. По ощущениям – полгода, может, чуть дольше.

Скажу сразу: пусть и разные по характеру, были они в высшей степени воспитанными и приятными мальчиками; таковыми и остались, хотя сегодня это вполне зрелые мужи.

Все трое стали гроссмейстерами, но судьбы Эрвина Л'Ами (1985), Яна Смеетса (1985) и Даниэля Стеллвагена (1987) сложились по-разному.

Стеллваген - самый молодой из них. Когда Даниэлю было одиннадцать, он не только занял седьмое место в приличном опене в Хогевене, но и победил гроссмейстера в личной встрече.


Закрытие турнира (Хоговен 1998). Фото Йохана Хюта

Уже тогда мальчик обратил на себя внимание на редкость зрелой игрой. Вся отечественная пресса была единодушна: появления в столь юном возрасте шахматиста такого класса мы еще не видели. Уже строились планы: наверняка из него вырастет гроссмейстер мирового уровня.

На следующий год Стеллваген стал вторым в европейском первенстве (до двенадцати), а несколько месяцев спустя играл в той же возрастной категории в мировом чемпионате. Даниэль лидировал на протяжении всего турнира, а через пару часов после начала последнего тура (его соперником был Женя Томашевский) предложил ничью.

В окончании у него было стабильное преимущество, и Даниэль мог без риска продолжать партию, но позиция другого соискателя на золотую медаль была настолько мертво-ничейной, что Стеллваген решил: победа уже завоевана. Даниэль не учел одного: китайский мальчик играл со своим соотечественником. Как только были остановлены часы в партии Стеллвагена, тот тут же … сдал партию. Так уже готовившийся принимать поздравления Даниэль оказался вторым и в мировом первенстве.

Не помню, как реагировало руководство тогдашней ФИДЕ, кажется, представителям Поднебесной было вынесено порицание (или предупреждение?), но в голландской прессе возмущению не было границ. Этому инциденту были посвящены все шахматные рубрики, звучали и призывы опротестовать результаты чемпионата. Но, как любит говорить сегодняшний президент России, пусть и по другим поводам: ничего, полают и успокоятся. Тогда произошло то же самое – полаяли и успокоились.

Очевидный природный талант не могли компенсировать лакуны в шахматном образовании Стеллвагена. Я имел возможность убедиться в этом, побывав с ним на европейском юношеском чемпионате в Баку в 2002 году. Но там же я заметил, что интересы Даниэля не ограничиваются шахматами: мальчик был не по годам развит, и с ним можно было говорить на многие темы.

Очень скоро Стеллваген стал мастером, а когда ему было пятнадцать, добился очередного успеха, разделив второе место (с Аркадием Найдичем) в Вейке во втором гроссмейстерском турнире. Победил тогда Сергей Карякин, уже давно ставший профессионалом. С Даниэлем было по-другому: для двухнедельного пропуска занятий он должен был получить специальное разрешение от директора гимназии.

Ученье в гимназии никогда не было синекурой: помимо шести часов уроков в день (как минимум) нужно ведь и домашние задания готовить. Можно посчитать, сколько времени оставалось на игру и тренировки.

К тому же Даниэля интересовали шахматы и в других проявлениях: когда ему было шестнадцать, он победил в конкурсе решения этюдов в Девентере. Поверьте, этюды, предлагавшиеся участникам, были совсем не простые, а Стеллваген, опередив многих опытных решателей, показал стопроцентный результат.

Год спустя он стал самым юным в истории страны гроссмейстером, правда, через несколько лет уступил этот рекорд Анишу Гири.

Закончив гимназию, Даниэль решил продолжить образование. К учебе в университете он относился ответственно: почти все личные турниры Стеллваген играл в период летних каникул. Он регулярно принимал участие в традиционном опене во Флиссингене, проводившемся в августе и собиравшим неплохой состав. Даниэль дважды выигрывал этот турнир и несколько раз становился вторым. В студенческие годы Даниэль с успехом выступал и в чемпионатах Голландии. Пять раз он завоевывал серебро (дважды уступив в перебое за золото). Несколько лет кряду Стеллваген был четвертым номером в голландском рейтинг-листе и регулярно представлял сборную страны на Олимпиадах. К тому времени относится пик его рейтинга: 2639 в 2007 году.

В 2009-м Даниэля пригласили в главный турнир Вейка. Нельзя сказать, что дебют молодого гроссмейстера оказался провальным (5,5 из 13), но соревноваться любителю с самыми сильными в мире было трудно. Порой он просто не выходил из дебюта, да и невероятные цейтноты по-прежнему оставались обычным явлением в его партиях.

Уже тогда ходили слухи, что он подумывает о том, чтобы уйти из шахмат. В интервью десятилетней давности журналист высказал надежду, что шахматная Голландия всё же не потеряет молодого перспективного гроссмейстера. Но тот же журналист предложил читателям риторический (по крайней мере для него) вопрос: кто полезней для общества: победитель главного турнира в Вейк-ан-Зее или ученый, делающий открытия в науке?

Олимпиада в Стамбуле (2012) стала последним выступлением Даниэля. После этого он отыграл сезон за «Золинген» в Бундеслиге, и это было всё. Последняя партия Стеллвагена в базе данных датируется 2013 годом. Цифры его рейтинга застыли на отметке 2605, и хотя никогда не знаешь, крайне маловероятно, что они когда-нибудь изменятся.


* * *

Уже учась в аспирантуре, он завоевал приз «New in Chess» за лучшую дебютную новинку. Автор этих строк был тогда редактором теоретических книг издательства, и мы договорились, что когда Даниэль будет в Амстердаме, я и вручу ему награду.

Был солнечный июльский день, и, расположившись у меня в саду, мы говорили долго. И не только о шахматах.

«Когда я закончил гимназию и решил продолжить учебу, многие сочли это безответственным. Они полагали, что этим я зарываю в землю свой шахматный талант. Но для меня самого это решение было совершенно естественным. Я не хотел замыкаться только на игре. Я прекрасно помнил, когда мне, совсем маленькому, не только журналисты, но и известные шахматисты пророчили блестящее будущее. Я читал все эти прогнозы, и они не могли не оказывать на меня влияние. Думаю, это давление сказалось тогда и на моих результатах: непросто ведь играть, когда кто-то постоянно ожидает от тебя успеха. Но постепенно я научился не обращать внимания на мнения других, а потом это перестало играть для меня какую-либо роль вообще.

Комбинировать университет и шахматы было непросто. К примеру, чемпионат мира до двадцати в Стамбуле совпал у меня с сессией, но, к счастью, мне пошли навстречу, и я получил отсрочку… Но у меня никогда не возникало чувства, что я сделал неверный выбор. Никогда. Как я занимался шахматами? Случались, конечно, и тренировки, и даже сборы, но обычно я приходил из универа и сам смотрел что-нибудь примерно с часок, на большее меня не хватало. Как правило, я анализировал собственные партии, выискивал ошибки, да и о дебютах не надо было забывать… Я прекрасно понимал, что если хочешь добиться самых больших высот, этого абсолютно недостаточно, но у меня никогда не возникало мысли оставить университет. Шахматы всегда оставались для меня только хобби, пусть любимым, занимающим немалую часть жизни, но все-таки - хобби…

Когда после гимназии я решил продолжить учебу в утрехтском университете, то колебался между химией и биологией. В конце концов химия перевесила. К тому же есть разделы химии, тесно соприкасающиеся с биологией, от био до нанотехнологий. Уже решено, что как только я закончу аспирантуру, то на постдок отправлюсь в Америку, правда, не знаю еще, в какой университет. Над какой темой?..»

Из дальнейшего эмоционального монолога Даниэля остались в памяти слова «возобновляемая энергия», «зеленая энергия», «биомасса», пусть последний термин употреблялся им и не в том смысле, который вложил в него Даниил Дубов в недавнем интервью.

Стеллваген объяснял мне преимущество и огромное будущее «возобновляемой энергии», получаемой не только из природных ресурсов, но изо всего на свете, даже из отходов. Он был глубоко уверен, что ресурсы эти являются фактически неисчерпаемыми и что за ними будущее.

Я понимал далеко не всё из говорившегося им, но ясно видел, как увлечен Даниэль этими проблемами, как интересно ему все это. В какой-то момент сама собой возникла не бог весть какая мысль: способный человек, он способен во всем.

Несколько лет назад, когда сын моего друга задумал учиться в том же направлении, я разыскал адрес уже давно жившего и работавшего в Америке д-ра Стеллвагена. В ответ на вопрос, какой американский университет Даниэль считает самым продвинутым на стыке этих двух наук, я получил очень дружеский мейл и подробные рекомендации.

Это был наш последний контакт, и больше я ничего не слышал о Даниэле Стеллвагене, шахматная карьера которого оказалась столь недолгой.


Продолжение следует.


  


Смотрите также...