Руслан Пономарев: "На закрытие оделся и элегантно, и по погоде"

Время публикации: 28.06.2011 18:25 | Последнее обновление: 28.06.2011 22:12
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Здравствуйте, вы слушаете Chess-News, меня зовут Евгений Суров, и вместе со мной на связи Руслан Пономарев, чемпион Украины. Здравствуйте, Руслан!

Р.ПОНОМАРЕВ: Здравствуйте, Евгений, здравствуйте, слушатели!

Е.СУРОВ: Можно ли раскрыть секрет, где вы сейчас находитесь?

Р.ПОНОМАРЕВ: Сейчас нахожусь в Испании – после чемпионата Украины решил немножко отдохнуть. Ну, и совместить отдых с подготовкой. Следующий турнир тоже довольно скоро, в Дортмунде. Так что, пока немножко летнее состояние, но потихоньку уже смотрю свои партии, слежу, что происходит в шахматном мире.

Е.СУРОВ: То есть, не просто отдыхаете, но и о шахматах тоже думаете?

Р.ПОНОМАРЕВ: Приходится, скажем так. Хотелось бы, конечно, больше времени отдыхать, но сейчас хорошая пауза: почти месяц получается между предыдущим соревнованием, где я играл, чемпионатом Украины, и Дортмундом. До этого все время было меньше. Российская лига, матч с Накамурой, чемпионат Украины… И вот сейчас хоть более-менее время нашлось.

Е.СУРОВ: А как вы любите отдыхать вообще?

Р.ПОНОМАРЕВ: Мне нравится, по крайней мере, что сейчас никуда не надо спешить, идти. Все-таки, когда играешь шахматный турнир, то немножко есть какое-то напряжение, связанное со временем.

Е.СУРОВ: Режим.

Р.ПОНОМАРЕВ: Режим, да. На секунду опоздал – все, до свидания, турнир закончился. А сейчас – хорошо, проснулся не в девять утра, а в одиннадцать, ничего страшного.  Ну, и хорошая сейчас погода в Испании. Здесь, где я сейчас нахожусь, не так жарко, море рядышком. Так что, можно чуть-чуть и оздоровиться, и отдохнуть.

Е.СУРОВ: В обычные дни, не турнирные, любите поспать утром?

Р.ПОНОМАРЕВ: В принципе, вообще люблю и поспать, и покушать. Ничего человеческое не чуждо.

Е.СУРОВ: А во время турнира сильно ограничиваете себя в еде?

Р.ПОНОМАРЕВ: Не то, что ограничиваю. Просто, скажем, в Вейк-ан-Зее тур всегда начинается в 13.30. Получается, время обеда еще не пришло. А во время партии не пойдешь обедать.  

Е.СУРОВ: А там рядом как раз продается супчик гороховый.

Р.ПОНОМАРЕВ: Ну да, такое есть. Но я все-таки люблю хорошо, спокойно покушать. В Испании еще есть такая традиция после обеда делать сиесту, потому что в обед довольно жарко, и какая-то активность деловая прекращается, люди просто отдыхают. Кто-то чуть-чуть спит, кто-то просто лежит. Во время турниров все-таки немножко сложно: надо постоянно на завтра готовиться, что-то придумывать обязательно. Но с другой стороны, когда в таком стрессовом состоянии, быстрее находишь идеи. Но все равно, организм требует иногда и накопить энергию для следующих соревнований.

Е.СУРОВ: Да, я бы это сформулировал так: во время соревнований где-то даже каждый день живешь как последний. Понимаешь, что завтра играется партия, и уже нет выхода, нужно что-то подготовить. А когда такое вот расслабляющее состояние, где-то на море, в Испании, то кажется, что впереди еще, скажем, неделя для подготовки, и не так спешишь.

Р.ПОНОМАРЕВ: Ну да, есть такое. Правда, потом понимаешь, что все равно время довольно быстро бежит. Для этого делаешь какие-то планы.

Е.СУРОВ: Составляете график какой-то?

Р.ПОНОМАРЕВ: Более-менее. Меня еще мой тренер в детском возрасте, в десять лет приучал планы делать, иначе будет все сумбурно. Вроде кажется, что ты что-то делаешь, а потом в итоге не совсем понятно, то ли делаешь или не то. А так – хоть как-то следуешь графику. Грубо говоря, три дня на это выделил, три дня на то… Потом смотришь – успеваешь, не успеваешь по графику. И более реалистично, мне кажется. Когда на бумаге все расписал, ты видишь, сможешь ли это сделать или не сможешь. Все-таки шахматы многогранные, очень много разных позиций, идей, и все порой не успеваешь посмотреть. В то же время, что-то придумаешь и за доской. Как-то так жизнь идет. В этом плане помогает, если есть, помощник, секундант, с кем ты общаешься, тренируешься, обмениваешься идеями. Чуть-чуть легче становится.

Е.СУРОВ: Вы чаще работаете с секундантом? Или, может быть, у вас постоянный есть?

Р.ПОНОМАРЕВ: Постоянно, чтобы в каждом турнире один человек – я бы не сказал. Борису Гельфанду, например, я знаю, всегда Хузман помогает, в каждом турнире. Я с разными людьми работаю: и Захар Ефименко, и Александр Моисеенко, и Юра Кузубов. Но они просто все активные шахматисты, поэтому сами играют и не могут со мной ездить на все соревнования, где я играю. В чемпионате Украины получилось, что мы между собой встречались. Мне помогал Миша Голубев.

Е.СУРОВ: Хотел еще спросить: а почему Испания? Эта страна чем-то близка для вас?

Р.ПОНОМАРЕВ: Получается, в Испании живет моя подруга, переводчица, ее зовут Инесс. И до этого имел положительный опыт подготовки именно в Испании. Готовился к прошлому Дортмунду, турниру в Сан-Себастьяне, и там довольно удачно сыграл. Поэтому решил, зачем менять место. Ну, и сейчас в Киеве играл – немножко жарко было, доходило до +29 даже. Поэтому решил немножко сменить обстановку.

Е.СУРОВ: В Испании сейчас не так утомительно в плане климата?

Р.ПОНОМАРЕВ: Зависит, конечно, от региона. Я нахожусь сейчас больше на севере страны, и тут все-таки попрохладнее. Хотя, мы смотрели новости, на юге довольно жарко.

Е.СУРОВ: А где живете? Основное ваше место жительства?

Р.ПОНОМАРЕВ: Скорее всего, больше времени все-таки в Киеве живу. Но тоже, как посчитать. В прошлом году, может, месяца три всего в Киеве провел. Какое-то время был в Москве, какое-то время на соревнованиях, какое-то время в Испании… Но пока все-таки остаюсь гражданином Украины и играю за Украину. Поэтому все равно больше времени приходится проводить в Киеве.

Е.СУРОВ: А вот, кстати, об игре за Украину. Вы уже упоминали тот самый турнир в Дортмунде, к которому вы готовитесь. Но вы ведь из-за этого турнира пропускаете важнейший командный чемпионат мира. И сборная Украины, Олимпийский чемпион, осталась без одного из сильнейших своих игроков. Как так получилось?

Р.ПОНОМАРЕВ: Ну да, так получилось как-то глупо. Так сделали расписание… Раньше, когда я играл командные чемпионаты мира (один раз мы даже выигрывали, в Ереване), их проводили раз в четыре года. Сейчас неожиданно ФИДЕ сделала каждые два года. Честно говоря, даже в Федерации никто не ожидал, только в последний момент узнали, что надо команду посылать на командный чемпионат в Китае. А уже у многих были планы. В частности, у меня уже был контракт с Дортмундом. Я знаю, что тот же Владимир Крамник, к сожалению, из-за такой ситуации не сможет сыграть за Россию. Может быть, как-то все-таки лучше будут делать календарь… Хотя, с одной стороны соревнований вроде бы не так много, а иногда посмотришь – и достаточно много. Надо разводить. Просто Дортмунд имеет всегда одни и те же сроки, они никогда особо не меняются. В том регионе, в Германии это Holidays, отпуск, и тогда проводится этот турнир. Разница может быть буквально в одну неделю.

Е.СУРОВ: Из украинской Федерации шахмат не пробовали договориться с организаторами в Дортмунде о вашей персоне? Я почему спрашиваю – потому что примерно схожая ситуация была с Вугаром Гашимовым, но его удалось переманить в сборную, так хотели его видеть в команде. И вот ему нашлась замена в Биле, тоже сильном круговом турнире.

Р.ПОНОМАРЕВ: Нет, у нас довольно спокойно восприняли эту ситуацию. Может быть, мы до сих пор еще наслаждаемся тем, что стали Олимпийскими чемпионами в Ханты-Мансийске. Пока Федерация пытается использовать тот факт, что мы Олимпийские чемпионы, для того, чтобы получился какой-то новый толчок в развитии шахмат в Украине. Ну, в то же время, за исключением меня будет все равно самая сильная команда. Насколько я знаю – говорил с ребятами, - Паша Эльянов, Захар Ефименко, Саша Моисеенко, Василий Иванчук – они точно едут. По-моему, пятым взяли Александра Арещенко. У него был в какой-то момент текущий рейтинг даже 2700, сейчас он, к сожалению, хуже стал играть, какой-то спад наступил. Но посмотрим. В командных соревнованиях редко бывает, что все пять хорошо играют. Главное, чтобы два играли очень хорошо, а остальные не очень проваливались.

Е.СУРОВ: А, вот такой рецепт, да?

Р.ПОНОМАРЕВ: Мне кажется так.

Е.СУРОВ: Вы знаете, Руслан, у нас на сайте неожиданно разразилась бурная дискуссия после того, как мы сообщили состав сборной Украины вместе с Александром Арещенко. И в комментариях начались споры о том, насколько верным было это решение взять Арещенко пятым игроком. Понятно, что вакантное место в связи с вашим отсутствием. А вы как считаете, оптимальный состав поедет?

Р.ПОНОМАРЕВ: Сейчас, после чемпионата Украины, где Арещенко не так удачно играл, конечно, может быть, его кандидатура вызывает вопросы. До этого он играл хорошо. Он может хорошо играть. Просто у него, может быть, какой-то спад наступил. Но обычно всегда после спада есть подъем. И наоборот – после подъема некоторый спад. Уже команда есть, и мне кажется, чем суетиться и что-то менять, лучше оставить так, как есть. К тому же, мне кажется, все игроки довольно сильные. И само соревнование покажет, какой состав оптимальный. Например, когда была Олимпиада в Ханты-Мансийске, Александр Моисеенко не очень удачно стал играть, провел всего четыре партии в первых турах. В то же время, сейчас он находится на подъеме, по-моему, текущий рейтинг где-то за 2700. И без всяких вопросов попадает в команду. Так что, это уже вопрос в том, чтобы подойти хорошо к конкретному соревнованию в Китае. И мне кажется, что все достаточно хорошо мотивированы. И особенно, мне кажется, будет мотивирован больше всех Арещенко. Будет стараться показать хорошую игру.

Е.СУРОВ: Это может сказаться на его игре как в одну сторону, так и в другую.

Р.ПОНОМАРЕВ: Обычно так: не знаю, как командный чемпионат мира, но когда играешь первый раз Олимпиаду, то всегда повышенная мотивация, глаза горят, все очень интересно. А когда играешь много раз, то уже знаешь всю атмосферу, и у тебя чуть-чуть другое состояние. Поэтому всегда хорошо, когда в команде свежая кровь, новые идеи. Все-таки это соревнование не совсем личное, а командное. Зависит еще от хорошей атмосферы в команде. Каждый что-то привносит. Когда я, допустим, играю в сборной Украины, мне со стороны кажется, что Василий Иванчук играет гораздо лучше, становится очень мотивированный, чтобы показать, что он действительно первый номер в команде. Когда стали Олимпийскими чемпионами в первый раз в Кальвии, он показал там суперрезультат. И последний раз в Ханты-Мансийске тоже показал суперрезультат, благодаря чему команда заняла первое место. Ну, и остальные ребята тоже играют собранно, чувствуют, что боремся именно за первое место, а не только за тройку.

Е.СУРОВ: Тут я должен заметить, раз уж вы сами затронули эту тему, что на фоне Иванчука вы-то как раз в сборной не так ярко смотритесь. По крайней мере, на тех Олимпиадах, которые выигрывала ваша команда.

Р.ПОНОМАРЕВ: Такое иногда тоже бывает. У меня была чуть-чуть где-то другая роль. Я, конечно, тоже хотел все партии выиграть, но играл, скажем, больше партий черными, поэтому приходилось отбиваться. Когда выигрываешь 2.5-1.5 – все равно матч выигран, без разницы. Но у меня были и яркие выступления. Помню, начал играть за сборную Украины в 1998-м году, и часто показывал одни из лучших результатов в команде. Мы были командой хорошей, но все-таки были гораздо сильнее нас. Третье место было для нас хорошим результатом. Но потихоньку подросли молодые шахматисты, тот же Захар, тот же Паша Эльянов, и благодаря этому сборная намного усилилась. Сейчас некоторая проблема есть, что вроде в Украине в поиске ярких молодых талантов сложно кого-то выделить. Нижник чуть-чуть выделяется, а так – в чемпионатах мира до 20 и 18 громких результатов нет. Насколько я знаю, Федерация хочет следующий год посвятить детским шахматам, вот Илюмжинов тоже довольно часто стал приезжать в Киев. Не знаю, может быть, это связано с тем, что он всегда декларирует – шахматы в школах.

Е.СУРОВ: А как бы вы охарактеризовали текущую ситуацию с шахматами в Украине?

Р.ПОНОМАРЕВ: Был предыдущий президент Федерации Петров, и в какой-то момент появился застой, никакого развития не было. Сейчас постепенно… Конечно, хотелось бы всего больше и лучше, но, по крайней мере, есть какое-то движение вперед, есть цели. Хотя, есть свои проблемы. Не все мне, может быть, нравится, что там происходит. Странная ситуация была, например, с предыдущим тренером сборной, с Владимиром Тукмаковым…

Е.СУРОВ: А в чем странность?

Р.ПОНОМАРЕВ: Новый президент, видимо, свои подходы имеет, хочет по-своему делать. Мне кажется странным, что так неожиданно довольно легко расстались с Тукмаковым. У меня, честно говоря, с ним были немножко напряженные отношения в команде. Тяжело довольно было с ним общаться. Но в то же время, человек был в сборной много лет, сборная при нем два раза выиграла Олимпиаду, и мне кажется, так просто с такими людьми не стоит расставаться. Можно найти какие-то возможности для сотрудничества. До этого у нас Карякин уехал в Россию. Не очень хочется просто так разбрасываться специалистами. Не знаю. Сейчас назначен новый тренер Александр Сулыпа. Я ничего не имею против его кандидатуры, но это была больше инициатива именно Федерации, а не самих игроков.

Е.СУРОВ: Ваше мнение понятно. Если вернуться чуть-чуть к чемпионату Украины – а все-таки, как ни крути, поводом для нашего разговора стала именно ваша победа в этом турнире, сильнейшем чемпионате за многие годы, - мне вот что интересно. Вы, конечно, до соревнования были фаворитом. И по рейтингу, и по званиям, и по именитости. Не тяжело в своей стране против своих партнеров, которых хорошо знаешь, играть в статусе фаворита?

Р.ПОНОМАРЕВ: Конечно, это всегда сложно. Может быть, мне было сложнее всех в том плане, что все считают, что я должен обыграть всех. Но в то же время, все очень хорошо играют, чемпионат действительно был самый сильный. За исключением Иванчука играли все сильнейшие. И против меня люди зачастую меньше рисковали, считали, что ничья – нормальный результат. Соответственно меньше шансов давали, чтобы побеждать. А мне надо было показывать достаточно высокий результат только для того, чтобы сохранить свой рейтинг. Если, скажем, я набирал «+3», то уже рейтинг чуть-чуть терял; если «+4», то чуть-чуть повышал.

Е.СУРОВ: Мне кажется, если еще и об этом думать, что «+3» мало, то совсем тяжело играть психологически.

Р.ПОНОМАРЕВ: Наверное, основная проблема заключалась в том, что слишком мало времени было на подготовку. До этого играл матч с Накамурой, все эти перелеты в США и обратно, разница во времени… Приходилось не столько готовиться к новым соревнованиям, сколько просто отдыхать, отсыпаться, перестраивать свой организм. И во многом уже по ходу турнира приходилось готовиться, смотреть, решать, что играть. За это, конечно, спасибо Мише Голубеву. Он часто ночью не спал, что-то там смотрел, анализировал, утром рассказывал. Потом я шел на игру, и в это время он немножко отдыхал, отсыпался. Тяжелый был, напряженный график.

Е.СУРОВ: Получилось неплохо.

Р.ПОНОМАРЕВ: Как-то удачно, да.

Е.СУРОВ: Без единого поражения.

Р.ПОНОМАРЕВ: Удачно все прошло. В каких-то партиях подготовка к Накамуре сработала. Например, против Мирошниченко, против Антона Коробова. Доволен, что закончил с таким результатом. До турнира я думал, что если наберу «+3», «+4», то это будет нормально. Но неожиданно получилось даже больше набрать.

Е.СУРОВ: Вы знаете, Руслан, я лично не смотрел видеокадры с церемонии закрытия, когда вам вручали награду, но мне рассказали и пожаловались на то, что говорят-говорят о некоем дресс-коде, а чемпион Украины Руслан Пономарев выходит получать награду в какой-то футболке и не очень хорошо при этом смотрится. Это я только передаю, что мне говорили.

Р.ПОНОМАРЕВ: Я не знаю. У меня была очень модная футболка - «Томи Хельфаер» торговая марка…

Е.СУРОВ: Как-как, извините?

Р.ПОНОМАРЕВ: Американская торговая марка «Томи Хельфаер», по-моему. И была довольно жаркая погода. Мне казалось, я как раз был одет и элегантно, и, в то же время, по погоде. Как-то не очень хотелось надевать в этот момент галстук.

Е.СУРОВ: В этом я могу вас понять. А я, кстати, хорошо помню, как вы стали чемпионом мира, в одном свитере практически сыграв весь нокаут-чемпионат. В счастливом для вас свитере.

Р.ПОНОМАРЕВ: Тоже многие этот свитер вспоминают. Но на самом деле этот свитер мне очень нравился, очень теплый он был. Погода в Москве стояла довольно сырая. Но и тоже хорошая очень торговая марка, итальянская, по-моему – Роби … (неразборчиво). Но сейчас уже этот свитер, конечно, старый.

Е.СУРОВ: Вот видите, все-таки зрители не видят, что за марки на одежде. Они только видят саму одежду. Считается почему-то, что с галстуком, или даже без галстука, но в каком-то более строгом виде шахматисты должны выглядеть.

Р.ПОНОМАРЕВ: Я старался следовать всему, что было прописано в контракте чемпионата Украины.

Е.СУРОВ: А это было в контракте, да?

Р.ПОНОМАРЕВ: Ну конечно. Дресс-код тоже. Был пункт о том, что нельзя приходить в джинсах, кроссовках, в спортивной одежде. Насчет галстука я даже уточнял – сказали, нет, не обязательно приходить в галстуке.

Е.СУРОВ: Не могу не спросить еще вот о чем. Не так давно собирались мнения двадцати ведущих шахматистов о том, по какой формуле лучше в дальнейшем разыгрывать звание чемпиона мира, точнее, определять претендента. Ваше мнение какое? Вы его высказывали?

Р.ПОНОМАРЕВ: Да, я немножко по имэйлу общался с Эмилем Сутовским, он спрашивал. Мое основное мнение таково. Сейчас идет обсуждение – мне не совсем понятно, из-за чего оно идет. Потому что, была до этого система, сейчас Ананд должен сыграть с Гельфандом – и все, она закончится. Чем она плоха? Какие у нее проблемы? Для чего ее менять?

Е.СУРОВ: Не нравятся короткие ничьи и вообще обилие ничьих.

Р.ПОНОМАРЕВ: Для этого достаточно просто ввести софийские правила, и уже не будет коротких ничьих. Хотя, к слову, в чемпионате Украины я ратовал за то, чтобы были софийские правила, но у нас судьи не очень опытные – жаловались: «а как это, софийские правила? Как судить, мы не знаем. Нет, лучше давайте без софийских правил».

Е.СУРОВ: Это удивительно – то, что вы сейчас рассказываете.

Р.ПОНОМАРЕВ: Ну, у нас в Украине все-таки нет организации многих соревнований, судей у нас тоже не очень много. Скажем, в Кубке мира в Ханты-Мансийске, к сожалению, ни одного украинского судьи почему-то нет, хотя, мне кажется, это не совсем справедливо. А по поводу системы…

Е.СУРОВ: Извините, я тогда сразу вам возражу на ваш аргумент, касающийся софийских правил. В той же самой Высшей лиге, которая только что закончилась в Таганроге, шахматисты с легкостью обходили эти самые правила, повторяя ходы, может быть даже дома заготовленные. Для шахматистов, которые хотят сделать ничью, это же не будет являться большой проблемой.

Р.ПОНОМАРЕВ: Ведь если между шахматистами есть какой-то сговор, и это можно доказать, то это же тоже нарушение правил. Конечно, немножко сложно доказать, но все-таки…

Е.СУРОВ: К сожалению, не было еще прецедента такого. Я думаю, если бы разок кого-то наказали…

Р.ПОНОМАРЕВ: Я боюсь всегда почему-то, что в первую очередь меня хотят наказывать. Когда ввели новое правило про мобильные телефоны, которое я еще не очень знал, у меня был день рождения… Меня строго наказали, поставили ноль.

Е.СУРОВ: Поздравили с днем рождения.

Р.ПОНОМАРЕВ: Но ладно, это к слову. Я хотел бы вернуться к системе. Вы говорите: плохо, что короткие ничьи. Но мне кажется, если дело только в коротких ничьих, то бороться можно проще. Не обязательно менять всю систему. У меня складывается такое ощущение, что ФИДЕ не в состоянии организовать всю систему, и поэтому все разговоры происходят только для того, чтобы замаскировать возможность постоянно менять систему по ходу дела. То так, то так – в зависимости от ситуации. Дали деньги одни – такая система; дали деньги другие – другая. Я ратую за то, что какой-то идеальной системы, наверное, нет. Если плюсы и минусы у каждой системы. Но в то же время хотелось бы, чтобы система уже была какая-то одна, чтобы играли по одной системе постоянно. Не один цикл, а подряд несколько. Чтобы все об этом знали и готовились.

Е.СУРОВ: Видите ли, в чем дело. Вот сейчас президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов (впрочем, не он один, но и многие другие) считает, что шахматы находятся в… Ну, честно говоря, я сейчас не знаю, какой приличный аналог подобрать… Не помню дословно, как Кирсан Николаевич говорил несколько дней назад, но смысл в том, что шахматы нуждается в срочной модернизации. И его идея в том, чтобы рынок показал, какими должны быть шахматы в дальнейшем – классические или быстрые… Если спонсоры будут находить деньги только на быстрые соревнования, значит, так тому и быть. Значит, абсолютный чемпион мира должен определяться в турнирах по быстрым шахматам и блицу. Если же спонсоры проявят интерес к классическим шахматам, значит, пусть они выкарабкиваются сами. Как вы к этому относитесь и какие шахматы вам ближе?

Р.ПОНОМАРЕВ: Нет, я отношусь так. Илюмжинов уже достаточно много лет президент ФИДЕ, и с его стороны говорить о том, что шахматы находятся в таком состоянии и нуждаются в каких-то переменах, модернизации – звучит немножко странно. Он же шахматами во многом руководит, влияет на многие процессы. Тогда логичный вопрос: если нынешнее руководство ФИДЕ такую ситуацию создало и не может ничего дальше делать, застой получился, то, может быть, имело смысл действительно сменить руководство Федерации? Я вот считал по этой причине, что было бы хорошо, чтобы Анатолий Карпов стал президентом ФИДЕ. Влилась бы свежая кровь, были бы какие-то изменения. Не знаю, к лучшему или к худшему, но изменения точно были бы. Мне кажется (и я говорил об этом Эмилю Сутовскому), что если ФИДЕ не может организовать цикл розыгрыша первенства мира, то, наверное, все вернется к старым временам Капабланки, Алехина, когда сами шахматисты находили деньги и играли матч. Может быть, имеет смысл тому же Магнусу Карлсену или Левону Ароняну дать возможность сыграть матч на первенство мира, если Армения или Норвегия дает деньги. Эмиль возражал: мол, это будет такой хаос… Я понимаю, что ФИДЕ не хочет терять розыгрыш первенства мира – хотя бы потому, что всегда двадцать процентов получает сверх призового фонда. Может быть, это тоже одна из причин. В то же время, роль ФИДЕ… Я вот сейчас не очень понимаю: на сайте ФИДЕ висит: «присылайте заявки на проведение матча Ананд – Гельфанд». И что, просто сидеть и ждать, когда кто-то пришлет или нет, что ли?

Е.СУРОВ: Мы, вот, сидим и ждем, да.

Р.ПОНОМАРЕВ: Нет, мы просто, грубо говоря, болельщики и смотрим за процессом со стороны. Но они избраны всенародно и имеют полномочия для того, чтобы все это делать, общаться, представлять… Что еще надо для того, чтобы что-то делать?

Е.СУРОВ: Борис Гельфанд повторял неоднократно, что его дело – готовиться к шахматным турнирам и работать над шахматами.

Р.ПОНОМАРЕВ: Ну, наверное. Либо надо тогда ФИДЕ признать, что они не могут находить, и дать свободу игрокам, чтобы они могли вызывать чемпиона на матч. Конечно, при определенных условиях. А ФИДЕ должно следить за тем, чтобы все было в рамках правил, все корректно, не было каких-то там читеров, компьютерных подсказок, допингов.

Е.СУРОВ: У вас есть амбиции стать чемпионом мира? Я, естественно, спрашиваю вас как экс-чемпиона мира ФИДЕ, который завоевал это звание в нокаут-чемпионате.

Р.ПОНОМАРЕВ: Я в последнее время просто стараюсь играть лучше и лучше, прогрессировать. От одного соревнования к другому иду. Сейчас будет турнир в Дортмунде – в первую очередь буду готовиться именно к нему. А потом уже будет опять Кубок мира в Ханты-Мансийске, и там, конечно, есть амбиции показать самые хорошие результаты. Сейчас, насколько знаю, достаточно попасть в тройку, чтобы дальше играть за звание чемпиона мира. Если, конечно, опять правила не будут меняться. Поэтому я ставлю задачи постепенно. Зачем думать о каком-то, грубо говоря, матче с Анандом, если еще через Кубок мира не смог пройти. И мне в этом плане психологически чуть-чуть легче – когда не ставишь каких-то сверхзадач, которые в данный момент осуществить особо не можешь, а ставишь реальные задачи, которые можешь выполнить. Вот сейчас после чемпионата Украины снова вернулся в десятку в мировом рейтинг-листе, так что, я, в принципе, доволен.

Е.СУРОВ: Зададим пару вопросов от зрителей сайта Chess-News. Мы объявляли о нашем интервью. К сожалению, вопросов пришло немного совсем, но они есть. Вот, например, от Константина Зуева. «Я полагаю, - пишет Константин, - вы часто думаете о том, как вам, одному из сильнейших гроссмейстеров мира, развиваться и прогрессировать в шахматах дальше. Тактическое зрение, позиционная игра, эндшпильная техника у Вас наверняка на высочайшем уровне. Не планируете ли вы, в порядке эксперимента, сменить стиль игры (хотя бы на время), набраться опыта в новых позициях, попробовать новые дебюты?» Я бы разделил, с позволения Константина, вопрос на две части. Давайте так: «тактическое зрение, позиционная игра, эндшпильная техника» – на высочайшем уровне?

Р.ПОНОМАРЕВ: Все относительно. Уровень, конечно, достаточно высокий, но кто-то кого-то в каких-то аспектах чуть-чуть превосходит.

Е.СУРОВ: Ваше слабое место какое?

Р.ПОНОМАРЕВ: Скажем, может быть, когда я играю с одним игроком, мое тактическое зрение достаточно высокое, а когда играю, скажем, с Накамурой, у него тактическое зрения еще выше. На его фоне мое тактическое зрение, может быть, не очень. Когда играю эндшпили, делаю это довольно хорошо. Но когда играю с Магнусом Карлсеном, у него техника эндшпиля еще гораздо выше. Иногда и это может показаться как мое слабое место. Поэтому все относительно. Надо, мне кажется, все постоянно улучшать. Для меня очень полезно, когда я играю с теми, кто в чем-то сильней меня. Я с ними играю, чувствую напряжение, сам чему-то учусь. Мне кажется, из-за этого тоже прогрессирую. Вот сейчас, скажем, сорок человек имеют рейтинг 2700. Большинству из них сложнее, потому что они не имеют возможности часто играть с игроками из первой пятерки, десятки. Из-за этого они чуть-чуть в каких-то аспектах отстают.

Е.СУРОВ: А как насчет того, чтобы «сменить стиль игры», «попробовать новые дебюты»?

Р.ПОНОМАРЕВ: Честно говоря, я за свою жизнь, наверное, уже почти все дебюты попробовал. Может быть, скандинавскую только не играл за черных; может быть, структуру Беннони не играл. Довольно долго я находился в поисках какого-то стиля. Сейчас все-таки стараюсь играть профессионально что ли – больше на результат, чем на красоту. Потому что смена дебютов, стилей требует много затрат. Это не очень просто. В то же время, не скажу, что я играю какой-то один конкретный дебют. В том же чемпионате Украины сейчас пробовал черными и сицилианскую (Найдорфа играл с Криворучко), и защиту каро-канн, и испанскую партию… Белыми, может быть, был более консервативен. В основном, 1.d4 играл, закрытые дебюты. В одной партии с Высочиным пошел 1.c4.

Е.СУРОВ: Еще один вопрос видели? Тут аноним, он умышленно не подписался, решил пошутить. Не знаю, захотите отвечать или нет. «В недавнем интервью, - пишет аноним, - вы сказали, что очень много времени проводите со своим секундантом Захаром Ефименко и поэтому думаете сделать ему предложение». Действительно, по-моему, что-то такое было, да?

Р.ПОНОМАРЕВ: Я помню, это было интервью на сайте Crestbook.  

Е.СУРОВ: «В связи с этим вопрос: как к этому относятся ваша подруга и подруга Захара?»

Р.ПОНОМАРЕВ: Если более серьезно, то они более-менее с пониманием относятся, что нам надо готовиться, работать, встречаться. Поэтому мы меньше времени уделяем подругам своим порой. Но в то же время, стараюсь как-то распределить время. Сейчас нахожусь, скажем, в Испании; Захар, насколько я знаю, поехал на отдых в Италию…

Е.СУРОВ: Участники чемпионата Украины отдыхают.

Р.ПОНОМАРЕВ: Как говорится, чтобы хорошо работать, надо хорошо и отдыхать. В прошлом году Захар помогал мне в Дортмунде, вместе с ним выиграли турнир. А сейчас, к сожалению, он будет играть в Китае, соответственно, не сможет мне помогать. Но я думаю, что все равно будем дальше вместе работать, заниматься. Это на пользу и для меня, и для него пойдет.

Е.СУРОВ: Еще один вопрос пришел уже непосредственно во время интервью: «Руслан, как Вы проводите свободное от шахмат время и с кем? Какую роль в Вашей жизни играют друзья? И есть ли друзья-шахматисты?» Вопрос задал Дмитрий Шуркаев. Ну, вы частично уже ответили. И все-таки…

Р.ПОНОМАРЕВ: У меня есть, конечно, друзья - и шахматисты, и не шахматисты. Просто стараемся не очень думать о шахматах, переключаться, общаться о чем-то другом. С друзьями бывает по-разному. С кем-то ходим в поход в горы, с кем-то – на дискотеки или, как в Испании называется, фиеста. Занимаемся спортом, играем в баскетбол, теннис. Просто, бывает, сходим в баню, попьем пиво… По-разному. Но я больше сторонник активного отдыха, а не просто сидеть на диване, смотреть телевизор. Я больше люблю куда-то поехать, что-то посмотреть.

Е.СУРОВ: В горы любите, значит, ходить?

Р.ПОНОМАРЕВ: В горы или просто куда-то путешествовать. Вот совсем недавно научился кататься на роликах – тоже очень приятные эмоции, впечатления, когда осваиваешь. Может быть, сейчас будет возможность на лошадях немножко поездить, посмотрим.

Е.СУРОВ: И последний вопрос задам я. Вы знаете, уже в процессе нашего разговора мы вспомнили о вашем свитере знаменитом, в котором вы стали чемпионом мира. А мне вот что пришло в голову. Тут пару дней назад в новостных лентах я видел сообщение о том, что знаменитейший красный пиджак Майкла Джексона, в котором он снимался в клипе на песню «Триллер» (вы помните наверное)…

Р.ПОНОМАРЕВ: Я не очень большой поклонник Майкла Джексона, но я могу представить.

Е.СУРОВ: Да, вот этот знаменитый пиджак сейчас был продан за полтора миллиона долларов. Я могу ошибаться в сумме, но порядок где-то такой. А вы не хотите свой свитер знаменитый на аукционе продать? И, может быть, обеспечить себе проживание…

Р.ПОНОМАРЕВ: Да нет, я пока о таком не очень думал. Но мне кажется, все такие вещи имеют ценность после смерти. Это довольно специфическое – коллекционировать что-то. Я такими вещами не очень увлекаюсь. Не знаю. Помню, когда стал чемпионом мира, мне вручили лавровый венок, и я его совершенно бесплатно оставил в музее в Краматорске. Я пока стараюсь играть просто в шахматы. Иногда у нас какие-то инициативы благотворительные проходят. Я знаю, некоторые спортсмены картины рисуют или какие-то поделки изготовляют, потом выставляют, продают, кто-то покупает, и потом эти деньги идут на помощь детям, на какое-то развитие. Может быть, об этом подумать. Но пока я об этом не очень думаю, честно говоря.

Е.СУРОВ: Большое спасибо вам, Руслан, за это интервью. Будем следить за вашими дальнейшими выступлениями. Жалко, что не увидим вас в ведущем командном турнире года.

Р.ПОНОМАРЕВ: Я надеюсь, что в Дортмунде тоже будет достаточно интересно. Насколько знаю, чуть-чуть раньше начнется турнир в Биле?

Е.СУРОВ: Да.

Р.ПОНОМАРЕВ: Так что, есть за чем следить.

Е.СУРОВ: Будет на что посмотреть. Спасибо большое это был Руслан Пономарев.

Р.ПОНОМАРЕВ: Всего доброго, спасибо.


  


Смотрите также...