Гарри Каспаров: "Наша мечта - первенство мира среди школ в интернете"

Время публикации: 28.11.2011 16:07 | Последнее обновление: 28.11.2011 16:10

Экс-чемпион мира Гарри Каспаров дал интервью журналисту Кристиану Айхлеру для газеты "Frankfurter Allgemeine". Основная часть беседы касалась продвижения шахмат в школы.

Оригинал перевода

Frankfurter Allgemeine Zeitung: Вы обладаете многими талантами. Вы были чемпионом мира и тренером по шахматам, вы пишете книги, выступаете с лекциями. А теперь вы стали еще и педагогом?

Гарри Каспаров: По моему мнению, речь идет о будущем шахмат. В течение многих лет мои мечты были связаны с шахматами, хотелось добиться признания в спорте для того, чтобы иметь возможность получать финансовую поддержку из налоговых средств или из средств, поступающих от проведения лотерей. Прекрасно, я доволен, что это удалось осуществить, и мы получили солидную финансовую поддержку. Но теперь я думаю о чем-то более важном – о детях. Воспитание и социальные проекты особенно во времена финансовых ограничений приобретают дополнительное значение. И шахматы должны стать частью этого процесса.

- В какой форме?
- Все больше учебных заведений во всем мире ведут поиск дополнительных элементов, способных расширить горизонты детей, а не только повысить их успехи в отдельных предметах. Многие проведенные исследования говорят о том, что шахматы могут стать хорошим вспомогательным средством. Шахматы показывают как человек, находясь под давлением в ситуации со многими неизвестными, выбирает варианты действий, находит решение проблем, и все это делается в рамках строгих правил.

- А что вы способны сделать в этой области?
- В этом году мы создали фонд Kasparow Chess Foundation Europe. Мы хотим создать центр, который при помощи интернета, школьных программ и семинаров для учителей сделает шахматы доступными в школе. Его опорные пункты предполагается создать по всему миру. Шахматы позволяют создать хорошую связь между традиционными уроками и обучением с использованием сетевых возможностей интернета.

- А есть ли для этого время? В немецких школах учебный план и расписание, как правило, составлены очень плотно.
- Идеальными были бы начальные классы. В этот период у детей еще есть время для подобного рода занятий. Кроме того, этот возраст – примерно от пяти до девяти лет – является идеальным. Нужно познакомить детей с шахматами в тот момент, когда они изучают то, как человек мыслит.

- А для чего, кроме математики, это нужно?
- Это будет полезно для всех школьных предметов. Ученики будут тренировать свои умственные способности, так как дети, играя в шахматы - в отличие от компьютерных игр - учатся концентрации. Шахматы стимулируют интуицию, которая необходима для того, чтобы справиться с растущими потоками информации.

- Есть ли подобного рода опыт в вашей семье?
- Летом мы объяснили нашей пятилетней дочке правила игры и хотели ее заинтересовать. Для этого нашли подходящую для ее возраста программу, предлагаемую шотландской фирмой и разработанную русскими специалистами. Наша концепция в значительной мере базируется на этом софте. Если все получится, то наша конечная мечта состоит в том, чтобы проводить соревнования. Первенство мира среди школ по шахматам в интернете.

- Кто будет все это оплачивать?
- Это не дорого. Нет необходимости строить стадионы - нужен только компьютер, который, как правило, уже имеется в наличии, или шахматная доска с фигурами. Это на самом деле дешево. Помощь должны оказать также частные спонсоры и доноры.

- Могут ли школы получить такую возможность бесплатно?
- Нет, но это не будет стоить дорого, поскольку мы являемся неприбыльной организацией. Финансовую помощь она получает от одного бельгийского предпринимателя. В более бедных странах можно было бы распространять эти пакеты в школах бесплатно.

- Прежде чем добиться педагогического эффекта, нужно заниматься политическим лоббированием. Как далеко вы продвинулись в этом отношении?
- Недавно я встречался с британским министром образования, а также с ведущими политиками в этой области во Франции. Везде реакция была позитивной, поскольку у шахмат нет теневых сторон. Они представляют собой лишенное риска педагогическое средство.

- А как обстоят дела в Евросоюзе?
- В Брюсселе мы вместе с Европейским шахматным союзом подготовили проект декларации Европарламента и теперь для ее принятия нам необходимо получить 350 подписей депутатов. Это сложно, но реалистично. Многие депутаты сами играют в шахматы. И у нас хорошие отношения с представителями всех политических партий – от христианских демократов до моего друга Даниэля Кон-Бендита.

- Имя Каспарова открывает многие двери?
- В любом случае это происходит там, где речь идет о шахматах. Имя действует как магнит. Мы начали заниматься этой программой полгода назад, и за это время я побывал в Бразилии, Южной Африке, Эмиратах, Турции, Англии, Франции и Грузии. Везде люди видят, насколько я вовлечен в эту работу; я использую свои знания, жертвую своим временем и не зарабатываю при этом денег. Покрываются только мои расходы.

- Заметно, что вы мотивированы. При этом у вас были поводы для разочарования. Вы прекратили сотрудничать как тренер с Магнусом Карлсеном, неудачей также закончилась ваша совместная с Анатолием Карповым попытка реформировать ФИДЕ. А теперь еще и Владимир Путин, как вы давно предсказывали, вновь намеревается стать российским президентом.
- Давайте посмотрим на вещи под другим углом зрения. Во-первых, проведенное вместе с Карлсеном время было хорошим. Он является игроком номер один в мире, а я доказал, что могу быть очень хорошим тренером и умею делиться своим опытом с молодыми шахматистами, как это в моем случае делал Ботвинник, когда я сам был молодым. Во-вторых, кампания Карпова оказалась неудачной. Но это меня еще больше мотивировало к тому, чтобы чего-то добиться, так как я знаком со всеми пороками, существующими в ФИДЕ. Они там производят много шума, но ничего не способны сделать, в том числе и в области школьных шахмат.

- Вам не удалось реформировать мировые шахматы сверху, и теперь вы пытаетесь сделать это снизу, с самых основ?
- Для меня важно воспитание, а это требует доверия. Каким доверием может обладать организация, глава которой встречался с Каддафи и затем публично этим похвалялся? Мы пытаемся вернуть доверие к шахматной организации. Это можно сделать, если перейти в нападение или предложить альтернативные варианты, то есть сделать что-то новое. Многие федерации увидели, что Илюмжинов не имеет авторитета, всеми способами он пытается удержаться у власти и делает разного рода обещания. ФИДЕ не предлагает никакого будущего, никакой перспективы.

<...> - В 2005 году, в идеальном шахматном возрасте (41 год), вы прекратили выступать как шахматист. Не хочется ли вам иногда возобновить карьеру игрока?
- Нет. Как шахматист я сейчас делаю лучшее из того, что я могу сделать для шахмат.


  


Смотрите также...