Лихие девяностые

Время публикации: 28.01.2012 22:39 | Последнее обновление: 28.01.2012 22:47

Со знаменитым блицором, гроссмейстером Валентином Арбаковым (1952-2004) доводилось часто пересекаться в, как принято нынче выражаться, "лихие девяностые".

Убыв на свой первый международный опен в Югославию в 1990-м, не успел добраться до места назначения, как сыграл с Арбаковым блицматч в городе Нови-Саде. Свели добрые люди - неформальные менеджеры, которые Валентина часто, как теперь понимаю, окружали.

Контроль времени - полторы минуты у Арбакова, пять у меня. Как такое может быть? На доске Арбаков устраивал какой-то вихрь, ходы выстреливал порциями. Раньше подобного, конечно, не видел. Выиграть матч ему все-таки не удалось, я остался в плюсе на пару долларов - с чуть пошатнувшейся, но не разрушенной до конца шахматной самооценкой.

В блиц больше мы с ним не играли. Хотя не раз потом доводилось видеть блицевание Арбакова с другими, в том числе эпические сражения с Огненом Цвитаном на опенах в Швейцарии, где они запросто могли доиграться до чертиков, дружно провалив основной турнир.

Позднее в том же 1990-м удалось выиграть у Арбакова с контролем по часу. В дальнейшие годы еще однажды выиграл у Валентина с классическим контролем, и дважды проиграл ему в рапид.

Еще одну нашу партию, из "турнир-симультана" в немецком Мелле в 1998 году, когда 18 шахматистов играли друг с другом одновременно (на тот момент - мировой рекорд для такого типа соревнований), можно в расчет не принимать - быстрая ничья на первых ходах.

В 1996-м я оказался незапланированно один в двухместном номере к началу турнира в немецком Зендене. Откуда ни возьмись, прибыл Валентин. И организаторы озадачили просьбой разделить с ним номер. Ситуация безвыигрышная. Не скажу, что некоторые угрызения совести в последующие дни меня не преследовали. Но ответить пришлось отказом. Альтернативой мне виделся конец спортивному режиму, даже в самом отдаленном понимании.

По всей видимости, чем длиннее был контроль, тем относительно хуже, по сравнению с другими шахматистами, выступал Арбаков. Тяга к поверхностным решениям была выработана у него беспрерывным блицем. Утрируя, он как бы мог делать одни и те же ходы при любом контроле. Тем не менее, максимальный рейтинг в классике у него был 2575 - как говорится, повыше, чем у многих.

Вот рапид-партия 1998 года. Почти без грубых ошибок. Равновесие черные могли сохранить ходом 29...Qh4!. Позднее, продлевало борьбу 33...Ng7.


  


Смотрите также...