Выражения только литературные

Время публикации: 10.09.2012 10:05 | Последнее обновление: 10.09.2012 21:55

По ходу Олимпиады автор этих строк получил не только многочисленные слова поддержки, за что спасибо всем, кто не остался равнодушным, но и несколько литературных цитат "по поводу". Две из них я хочу привести:

"Вы когда-нибудь слышали историю о человеческом ухе, вызвавшем войну?

Странно, но это правда. Было время, когда одно человеческое ухо могло вызвать большую войну между народами. Ухо принадлежало английскому морскому капитану по фамилии Дженкинс. Испанцы решили, что Дженкинс вовсе не так честен, как хочет казаться. Фактически они считали его пиратом, и когда он попал к ним в руки, они попросту отрезали ему ухо. Дженкинс, возмущенный несправедливостью, вернулся в Англию и пожаловался монарху. В то время англичане только и ждали повода для войны с испанцами и поэтому использовали этот инцидент для объявления большой войны, прозванной "ВОЙНА ИЗ-ЗА УХА ДЖЕНКИНСА". Если вы мне не верите, сходите в библиотеку и убедитесь сами. Между Англией и Испанией действительно когда-то была война, известная как "ВОЙНА ИЗ-ЗА УХА ДЖЕНКИНСА". И вот о чем мне хотелось спросить: разразится ли сегодня война из-за вашего уха? Интересно, как часто ваши уши вовлекали вас в войну? Видите ли, чуткое ухо - чувствительный орган. Оно не просто улавливает вибрации чьих-то голосовых связок, оно улавливает оттенки чувств: страдания, гнева, сомнения, радости, любви - и всего того, что лежит за словами. Чуткое ухо дает возможность избежать многих войн, которые могли бы разразиться".

А вот еще:

"Повесть "Верный Руслан", не найдя пристанища на родине, публиковалась на Западе, много раз читалась на радиостанциях "Свобода", "Немецкая волна", "Би-би-си" и переведена почти на все европейские языки. В 1974 году повесть читали как антисталинскую, антисоветскую…, и, наверное, только сейчас может открыться нам её трагическая глубина. Ибо сегодня… мука подавляющего числа людей в России поставила перед ними роковой вопрос: что есть свобода?"


Не могу сказать, что у меня не осталось собственных слов. Но ввиду цейтнота, которым практически всегда сопровождается для шахматного журналиста окончание турнира - закрытие поздно вечером, отлет рано утром, - я, пожалуй, ограничусь приведенными фрагментами. И добавлю к ним фотографии с церемонии закрытия, куда меня, по какому-то грубому недосмотру фейс-контролеров, беспрепятственно пустили.    


  


Смотрите также...